Интересное в литературеРедкие имена

Размышления о современной и классической литературе: жанры, книги, авторы

Модератор: Сергей Титов

Информация
Дорогие друзья!
Приглашаем вас на литературный форум
Направленность – классическая литература, от античности до
современности. Приходите, будем рады!
Аватара пользователя
Автор темы
Елена
-
Сообщений в теме: 6
Всего сообщений: 3748
Зарегистрирован: 10.10.2005
Редкие имена

Сообщение Елена » 29 июн 2007, 08:54

Александр Васильевич Туфанов (1877 -- не ранее 1941) -- поэт.
Архангелогородец. Родился в крестьянской снмье.
В 1900 закончил Учительский институт.
Занимался журналистикой, печатал театральные обзоры и судебную хронику в газете "Сын Отечества".
В 1913 -- 17 гг. - редактор журнала "Обновление школы".
Работал в журналах "Северный гусляр", Вершины", "Природа и люди", "Жизнь для всех",
"Рудин", газетах "Современное слово", "Вечерняя копеечная газета".
Псевдонимы - "Sitentium" и "А. В. Беломорский".
В 1917 г. на собственные средства выпустил сборник стихотворений "Эолова арфа", в предисловии к
которому провозгласил творческую независимость: "Да я -- никто, а потому не должен. Моя душа -- нигде, а потому я не должен". В стихах чувствуется влияние Бальмонта, Северянина и Малларме.

В то же время это важный этап в создании Туфановым собственной теории творчества. Их музыкальность -- как одна из необходимых черт поэзии ("нам нужна музыкальная
теория стиха") -- была проявлением "текучести стиха" -- важнейшей характеристики теории Туфанова. Развивая "научно-символически" идеи Хлебникова, он вырабатывает свою систему семантизации фонем, когда фонемы становятся "материалом искусства". Манифестом его теоретических воззрений
стала выпущенная им книга "К зауми" , в предисловии к которой он
формулирует основные положения своей школы.
К этим годам относится и знакомство Туфанова с Хармсом.
В марте 1925 г. Туфанов создает "Орден Заумников
DSO".

В декабре 1926 г. по
предложению Хармса и Введенского, который вошел в "Орден Заумников DSO" летом 1925 г" название группы было заменено на "Фланг Левых", в январе 1927 г. принявшее окончательную форму "Левый фланг". Вскоре, предположительно после ссоры между Введенским и Туфановым, он покидает
"Левый фланг", сохранив за собой название и вернувшись к положению "Кружок -- я сам", как он писал в 1924 г. в анкете Союза Поэтов (ИРЛИ. Ф. 491). В
1927 он выпускает третью и последнюю книгу "Ушкуйники (фрагменты поэмы)".

В декабре 1931 г. Туфанова
арестовывают по одному делу с Хармсом и весной 1932 г. ссылают в Новгород.
В 1933 г. его привлекают на допросы в местное НКВД в связи с "делом Новгородского музея".

Ноябрь 1941 г. Туфанов исчез, дальнейшая судьба его неизвестна.

Добавлено спустя 6 минут 52 секунды:

Месостих (20-е годы)
Когда тумаН как дым ползет к ущелью,
азалий ДафнА ищет по горам,
венок плетеТ... а я несусь с метелью
Сквозь льды,
без солнцА, выше по скалам,
туда, где тиШь царит в пустыне синей...
Там в глубинЕ зеркальной паутиной
Я вечно сковаН: с Дафной я не сам.
Когда онА волной своей прибойной
бьет снизу в насыПь млечного пути,
я как звездА и как ручей разройный
лечу к ущельяМ — вижу, не найти;
ищу огнЯ, в который мир закован...
опять, опяТь землей я зачарован.
Чтоб снова в натишЬ звездную уйти
(1920-е годы)

Добавлено спустя 12 минут 54 секунды:

(про форму месостиха можно посмотреть здлесь: http://forum.ruslit.com/viewtopic.php?p=3255#3255)

Реклама
Аватара пользователя
Автор темы
Елена
-
Сообщений в теме: 6
Всего сообщений: 3748
Зарегистрирован: 10.10.2005

Сообщение Елена » 22 июл 2007, 08:45

Арсений Несмелов (наст. имя - Арсений Иванович Митропольский, 8 (20) июня 1889, Москва — 6 декабря 1945, Гродеково близ Владивостока, тюрьма для пересыльных) — поэт, прозаик, журналист.
Первую мировую войну провел на Австрийском фронте.
В 1915 году выходит его первая книга, сборник стихов и прозы "Военные странички".
Демобилизован в 1917 году (подпоручиком). Находился под следствием как секретный сотрудник охранного отделения, но был оправдан. В начале ноября 1917 года принимал участие в московском восстании юнкеров.
Горстка юнкеров отстаивала Честь будущих поколений. Она искупала жгучий позор страны своей кровью. Бесконечный трагизм был воспринят Несмеловым с почти религиозной, апокалептической надеждой.

"И до сих пор они в строю,
И потому надеждам сбыться:
Тебя добудем мы в бою,
Первопрестольная столица"
("Восстание")
Затем на Урале присоединился к войскам А. В. Колчака; был адъютантом коменданта Омска подполковника Катаева, тогда же получил чин поручика.
Враг, с котором воевал Несмелов, был определен, как был предопределен и единственно возможный метод борьбы с ним:

"У него глаза, как буравцы,
Спрятавшись под череп низколобый,
В их бесцвет, в белесовость овцы
Вкрапла искрь тупой хорячьей злобы.

Поднимаю медленно наган,
Стиснув глаз, обогащаю опыт:
Как умрет восставший хулиган,
Вздыбивший причесанность Европы?"

("Враги")

Все, знавшие Несмелова, отмечали его поразительное бесстрашие. Поэт-воин, участник легендарного Ледового похода, он действительно не ведал компромиссов.
Ведя ожесточенные бои, армия Колчака отходила к Приморью, где в ту пору возникло так называемое "буферное государство" - Дальневосточная республика (ДВР).
Отступая вместе с Белой армией, в начале весны 1920 года оказался во Владивостоке, где занялся журналистикой и литературной деятельности, взяв в качестве литературного псевдонима фамилию погибшего на фронте друга. Во Владивостоке оставался до мая 1924 года, после чего вместе с несколькими другими офицерами пешком (благодаря карте, данной ему во Владивостоке В. К. Арсеньевым) перешел советско-китайскую границу и до 1945 г. прожил в Харбине.
. В середине августа 1945 года в Харбин вступили советские войска. Члены ВФП подверглись репрессиям. Арсений Несмелов был арестован смершевцами и в том же году скончался в пересылке от кровоизлияния в мозг.
"Воля к победе.
Воля к жизни.
Четкое сердце.
Верный глаз.
Только такие нужны Отчизне,
Только таких выкликает час"

("Только такие")

Винтовка № 5729671

Две пули след оставили на ложе,
Но крепок твой березовый приклад.
...Лишь выстрел твой звучал как будто строже,
Лишь ты была милее для солдат!

В руках бойца, не думая о смене,
Гремела ты и накаляла ствол
У Осовца, у Львова, у Тюмени,
И вот теперь ты стережешь Тобол.

Мой старый друг, ты помнишь бой у Горок,
Ялуторовск, Шмаково и Ирбит?
Везде, везде наш враг, наш злобный ворог
Был мощно смят, отброшен и разбит!

А там, в лесу? Царапнув по прикладу,
Шрапнелька в грудь ужалила меня...
Как тяжело пришлось тогда отряду!
Другой солдат владел тобой два дня...

Он был убит. Какой-то новый воин
Нашел тебя и заряжал в бою,
Но был ли он хранить тебя достоин,
И понял ли разительность твою?

Иль, может быть, визгливая граната
Разбила твой стальной горячий ствол...
...И вот нашел тебя в руках солдата,
Так случай нам увидеться привел!

Прощай опять. Блуждая в грозном круге,
Я встречи жду у новых берегов,
И знаю я, тебе, моей подруге,
Не быть в плену, не быть в руках врагов!

Аватара пользователя
Автор темы
Елена
-
Сообщений в теме: 6
Всего сообщений: 3748
Зарегистрирован: 10.10.2005

Сообщение Елена » 22 июл 2007, 15:32

В нашей библиотеке можно прочитать поэму Несмелова "Декабристы"
http://forum.ruslit.com/viewtopic.php?p=3335#3335

Аватара пользователя
Автор темы
Елена
-
Сообщений в теме: 6
Всего сообщений: 3748
Зарегистрирован: 10.10.2005

Сообщение Елена » 09 сен 2007, 20:15

Юрий Трубецкой (1902-1974)
Мир нелеп. Ещё, по Блоку.
Страшен он. Нелеп и глух.
От заката до востока
Музыка терзает слух.

Чем нелепей отвлечённость,
Тем ужаснее она.
Петербургские колонны,
Этот отзвук отдалённый,
Эта страшная страна.

Музыка из Петербурга.
Волчье солнце. Чёрный снег.
На равнине жёлто-бурой
Одинокий человек.

Медный всадник настигает
Белой ночью, чёрным днём.
Огонёк дрожит, мигает,
Блок в постели умирает,
Позабудут все о нём.

Кипарисы увядалои
В окровавленном Крыму.
Гумилёва расстреляли,
Остальных свезли в тюрьму.
Не в тюрьму, так в Колыму.
(1958)

Аватара пользователя
Автор темы
Елена
-
Сообщений в теме: 6
Всего сообщений: 3748
Зарегистрирован: 10.10.2005

Сообщение Елена » 10 сен 2007, 07:49

А сегодня представляю Сергея Маркова (1906 - 1979)
"СЕКСОТКА", долгое время нигде не напечатанная читается с интересом.

Через реку на чёрной лодке,

С подложным паспортом в подмётке

Я плыл в Россию как домой.

Всю жизнь не подводила водка,

Глотал её, как соль селёдка,

А вот прекрасная сексотка

Меня сосватала с тюрьмой.


Даю вам в этом, судьи, слово —

Бродил от Данцига до Львова,

Но не встречал такой красы.

Увидел раз и встретил снова,

Не бровь, а чёрная подкова,

Под красной шалью две косы.


По тёмным улицам ходили,

Сидели в тихом «Пикадилли» —

Трещал мерцающий экран.

На нём в столбах высокой пыли

Бандит летел в автомобиле,

Над ним кружил аэроплан.


Прошла счастливая неделя,

И в тёмной комнате отеля

Мы целовались неспроста.

Себя ругал я: пустомеля,

Не видел этакого зелья,

Ведь похоронят без креста.


Она шептала мне: «Доверься.

Люблю до гроба».

Без затей я выдал планы всех диверсий

И дислокацию частей.


Наутро окна стали мглисты,

И осторожные чекисты

Отмычкой открывали дверь,

Потом, нажав на все регистры,

Вошли, учтивы и речисты,

Что делать, думаю, теперь?


Один спросил, садяся рядом:

«Не вы ль с карательным отрядом

Пришли однажды на Мезень?

И там, командуя парадом,

С английским капитаном рядом

Пугали город целый день?


Но чур не врать! Нажмём на кнопку,

Кто брал под Оренбургом сопку

И был представлен Колчаку,

Кто динамит подсунул в топку,

Кто бомбу бросил в Центропробку

И скрылся с пулею в боку?


Теперь пойдёмте с нами бриться,

Вас ждёт прекрасная светлица

С прекрасным видом из окна,

Натёрта воском половица,

Ты не устанешь нахвалиться:

Везде покой и тишина».


Она, наверно, хохотала,

А в коридорах трибунала,

Где с вечера ходил народ,

Старуха квасом торговала...

Гремел о кознях капитала

Судья, меня вгоняя в пот.


И прокурор встаёт — высокий,

В чернилах вымазаны щёки,

Лицо, как синяя печать.

И, открывая рот широкий,

Цедит оборванные строки

И заключает: «Расстрелять!»


А в зале — крашеные губы,

Ячменной гущей пахнут шубы,

Наперевес тяжёлый штык.

Сейчас невольно стиснешь зубы,

Считая вёрсты, дни и трупы,

Тяжёлый подавляя крик.


Мгновенье классового гнева

Пришло... Равнение налево!

Не спотыкаться, милый друг,

Зерном могильного посева,

Свинцом последнего напева

Отмечен тягостный испуг.


А вы, противники, хотя бы

Уведомили наши штабы,

Что я покинул этот свет,

Попавшись глупо из-за бабы,

И хоть и все мы в этом слабы,

Солдатской чести в этом нет.

1931

Когда читала это стихотворение, вспомнился В.Высоцкий "Опасаясь контрразведки..." ("Пародия на плохой детектив").

Добавлено спустя 4 минуты 35 секунд:

И Василия Казина

Вот опять я встретился с тобою,
Городской — с тобою, полевой,
Словно василькового тропою
Пробежал трамвай по мостовой.

Ах, какая благостная доля —
Лишь одной походкой воскрешать!
Ты идешь — и запахами поля
Тротуары начали дышать.

Ты идешь — и вот опять дымится
Сладкой зеленью твой каждый шаг..,
Ты уйдешь,— и мне опять томиться
Полевым виденьем в этажах.
1924
http://www.litera.ru/stixiya/authors/kazin.html

Аватара пользователя
Автор темы
Елена
-
Сообщений в теме: 6
Всего сообщений: 3748
Зарегистрирован: 10.10.2005
Re: Редкие имена

Сообщение Елена » 01 мар 2008, 19:17

Аркадий Бухов (1889 - 1937)
Немного о нём, его произведения:
http://www.russianresources.lt/archive/ ... hov_0.html
И здесь тоже есть немного:
http://lib.ru/RUSSLIT/BUHOW_A/

Два Наполеона

Да, были два Наполеона:
Один из книг, с гравюр и карт,
Такая важная персона,
Другой был просто - Бонапарт.

Один с фигурой исполина,
Со страхом смерти не знаком,
Другого била Жозефина
В минуты ссоры башмаком.

Один, смотря на пирамиды,
Вещал о сорока веках,
Другой к артисткам нёс обиды
И оставался в дураках.

Мне тот, другой, всегда милее:
Простой, обычный буржуа,
Стихийный раб пустой идеи
Артист на чуждом ампуа.

Я не кощунствую: бороться
Со всей историей не мне...
Такого, верю, полководца
Не будет ни в одной стране.

Наполеон был наготове
Всесильной логикой штыка
По грудам тел и лужам крови
Всего достичь наверняка.

Ему без долгих размышлений
Авторитетов разных тьма
Прижгла ко лбу печатью: "гений"
Взамен позорного клейма...

Но тот, другой, всегда с иголки
Одетый в новенький мундир,
В традиционной треуголке,
Незрелых школьников кумир,

Мне и милей и ближе втрое,
И рад я ставить всем в пример,
Как может выбиться в герои
Артиллерийский офицер.
(1912)

Ответить Пред. темаСлед. тема
  • Похожие темы
    Ответы
    Просмотры
    Последнее сообщение
  • редкие суффиксы
    таша » 18 ноя 2009, 17:43 » в форуме Высшее образование
    3 Ответы
    2943 Просмотры
    Последнее сообщение Захар
    22 янв 2013, 17:18
  • Имена
    Otto » 14 фев 2011, 13:40 » в форуме Помощь знатоков
    9 Ответы
    543 Просмотры
    Последнее сообщение vadim_i_z
    17 фев 2011, 22:36
  • Имена существительные.
    Лингвисток » 08 янв 2009, 13:04 » в форуме Морфология
    7 Ответы
    1892 Просмотры
    Последнее сообщение Dimon
    09 авг 2010, 09:41
  • имена существительные
    Татьяна 282 » 21 янв 2009, 15:35 » в форуме 2 класс
    16 Ответы
    2873 Просмотры
    Последнее сообщение irida
    03 сен 2011, 00:35
  • Имена и фамилии
    1 Ответы
    1322 Просмотры
    Последнее сообщение vadim_i_z
    13 ноя 2009, 11:09