Литературный клуб (публикации авторов)Трилогия «М О Р Е Х О Д К А». Книга I. «ПРОВИНЦИАЛЬНЫЕ ХРОНИКИ». Глава 15. По Волне Нашей Памяти. 18+. Главы 19 - 21

Раздел для публикации и обсуждения литературных работ всех желающих.
Внимание! Сообщения, состоящие лишь из ссылки на авторские страницы, удаляются. Также запрещена публикация произведений без участия в дальнейшем их обсуждении

Модератор: Сергей Титов

Автор темы
Мореас Фрост
начинающий литератор
начинающий литератор
Сообщений в теме: 12
Всего сообщений: 94
Зарегистрирован: 09.01.2020
Образование: высшее техническое
 Трилогия «М О Р Е Х О Д К А». Книга I. «ПРОВИНЦИАЛЬНЫЕ ХРОНИКИ». Глава 15. По Волне Нашей Памяти. 18+. Главы 19 - 21

Сообщение Мореас Фрост »

Мореас Фрост


Т Р И Л О Г И Я «М О Р Е Х О Д К А»



«Пусть погибнет вся империя,
для меня ты - весь мир»
(Марк Антоний, консул Древнего Рима)



Книга I. «ПРОВИНЦИАЛЬНЫЕ ХРОНИКИ»



МЯТЕЖНАЯ ЮНОСТЬ (шальная)


Нет ничего милее и приятнее ностальгических
мотивов. Наши Герои, оторвавшись от учебников,
снова вдвоём посреди просторов ласкового моря,
на борту милого сердцу баркаса почти на том же
месте, в районе Арабатки, столь памятной им по
прошлому пикнику в их ранней юности - напротив
знакового для них посёлка Счастливцево (всё же
какое приятное название!). И всё, казалось бы,
складывается у них столь же прекрасно. Главный
Герой - в полном плену предвкушения и эйфории.
Вот только ошеломляющая новость, прибережённая
Варикой для своего возлюбленного, очень далека
от разряда приятных. Однако они довольно скоро
адаптировались к обстановке, заново открывая в
интимном плане друг друга. Главному Герою было
от чего восторгаться, увидев свою неординарную
подружку полностью обнажённой. Реально, Варика
за время их разлуки превратилась в божественно
восхитительную девушку! Теперь жизненно важная
задача для Героев обозначилась не двусмысленно
- как можно быстрее вдохнуть в Варику здоровые
интимные инстинкты.


Глава 15. ПО ВОЛНЕ НАШЕЙ ПАМЯТИ. ПИКНИК II


Часть 1. «Место Встречи Изменить Нельзя!»

В конце июня стояли необычайно жаркие и спокойные дни. Вместе с природой голова моя тоже плавилась, но больше - от распираемых знаний. Можно сказать, бунтовала, и по полной программе. Уже ничего не желалось ею восприниматься адекватно. Мне позарез требовалась действенная разгрузка, потому как чувствовал, ещё немного - и начну «съезжать мозгами». На нашем ближайшем вечернем свидании я поделился своими вполне резонными мыслями с Варикой.
- Солнце моё, а не устроить ли нам хотя бы половинку разгрузочного денёчка для наших безнадёжно измаявшихся душ?.. Не думаю, что и ты тоже не устала от своей учёбы… Варика, дорогая, как ты отнесёшься к моему скромному предложению - прошвырнуться на баркасике на Арабатку, слегка к нашей юности беззаботной прикоснуться, «тряхнуть стариной», вспомнить наш «старый» добрый пикничок? Сколько же можно сохнуть над учебниками? Дали бы своим мозгам хоть крохотную передышку…
Варика ответила тут же, без всяких раздумий и колебаний.
- Ты, знаешь, Славушик, я как раз и не против. Даже очень «за»! Я уж и сама до предела замаялась этой учёбой. Мне давненько и часто в голову приходили мысли, пройтись по местам нашей юной «былой славы», на этой чУдной Арабатке. Если и расслабляться, то именно там. Где же ещё можно запастись новыми впечатлениями?! Не припомню, сколько раз я вспоминала тот наш незабываемый День рождения, особенно когда мне бывало невыносимо паршиво. И, представляешь, меня сразу же отпускало, а на душе становилось легче и спокойнее. Думаю, и на этот раз нам будет там не хуже, чем тогда. По крайней мере я очень надеюсь на это…
- Ну, вот, видишь, значит, эти твои слова можно считать знаком согласия. Полагаю, не стоит откладывать это мероприятие в «долгий ящик». Тем более, очень скоро нам предстоит немалая разлука... Завтра же, с утреца и махнём в наш расслабушный вояж. Форма одежды – самая походная. С собой берём лишь минимум, никаких излишеств. Завтра буду ожидать тебя на перекрёстке Воровского – Ленина около гастронома, в девять часов, - с чрезмерно превеликой радостью резюмировал я.
Возражений со стороны Варики, понятно, не последовало.
Что греха таить, на многое я надеялся и многого ожидал, приглашая Варику в этот свой поход. Вдруг случится чудо, и она под впечатлениями нахлынувших из далекой юности ностальгических порывов всколыхнётся, расслабится, оттает душой, отойдёт от напрочь засевшей в ней гадкой прошлой реальности. Быть может, и она, в свою очередь, на то же надеялась... Не буду кривить душой, рассчитывал также и на нечто большее…


…Это было утро 27 июня. Я подошёл к магазину немного раньше намеченного времени, чтобы успеть затариться самыми необходимыми продуктами. Мы не планировали очень долгой поездки. Пара бутылок воды, хлеб и шоколадка для Варики – вот и все мои покупки. Из дома я взял парочку бутербродов, немного овощей и фруктов и отлил в бутылочку классного красного винца из отцовских выстоянных, хранимых им, как зеница ока, селекционных запасов, перед сном заботливо положив её в холодильник.
Варика была неизменно пунктуальна. Вот молодец, ни разу за наш с ней век она не позволяла себе опаздывать ни на минуту. И как только умудряется так точно рассчитывать время?! Ровно в девять часов она получила от меня мой первый довольный поцелуй.
- Солнце моё, ты выглядишь безупречно и бесподобно, и очень нравишься мне, - тут же выдал я вместе с поцелуем. - Хотя о чём это я? Ты мне постоянно нравишься, будь в чём!.. Варика, а как сегодня, ты, случаем, не забыла свою купальную шапочку? – после обязательного комплимента, был мой самый первый вопрос, когда я брал из её рук дорожную сумку.
- Нет, дорогой, в этот раз я ничего не забыла, - она расцвела в улыбке. - Это могло случиться лишь в прошлый раз, когда я очень прилично волновалась. Ну, а сейчас я вполне спокойна.
И сегодня Варика выглядела, как и обычно, в своём привычном фирменном «репертуаре», блестяще. Если вспоминать её четырёхлетней давности наряд, то этот был предельно прост, без излишеств, но совершенно в другой тональности, хотя от этого не менее элегантен. Сверху на ней была кремового цвета в бледную клеточку батистовая блузка с рукавом в три четверти, а низ – лёгкие коттоновые брючки-«капри» светло-коричневого тона, в лёгкую, едва уловимую полоску. На ногах – тёмно-серые босоножки на низкой подошве, но с закрытым задником. Её голову украшала (как же иначе?) светлая соломенная шляпа (отнюдь, не шляпка), и не с узкими, как в прошлый раз, а широкими полями, по сути, полностью прикрывающими плечи, с небольшой, но пикантной алой розочкой сбоку. Её прошлого импозантного зонта при ней нынче не имелось.
Мой наряд описать труда не составляет. Самый обычный. Низ – хищно плотно облегающие ноги шорты, тоже хлопчато-бумажные, цвета хаки, почти до колен грубо обрезанные ножницами от бывших штанов, несколько пиратского вида, по низу с естественной бахромой. Верх – лёгкая клетчатая рубашка коричневого цвета с короткими рукавами, тоже когда-то обрезанными по локоть. На ногах – полукеды. Это всё.


…На нашем причале с тех памятных пор практически ничего не изменилось. Всё тот же узкий мосток, ведущий к спасательному катерку, с вереницей баркасов по обе стороны от него. Рядом - каскад мерно покачивающихся на привязи фелюг, стоящих бортами друг к дружке. И, наконец, наш на четыре года постаревший, но всё ещё добротный, свежеокрашенный красавец-баркас.
- О-о, а вы, никак, нынче с невестой, Вячеслав, свет, Палыч! Ну, привет-привет, братец! Здравствуйте и вы, юная леди! Добро пожаловать, в наши владения! – это на подходе к стоянке «нарисовался» дядя Лёша, вечно весёлый и реально на веселе добродушный мужик, лет 55-и. Отставной военный моряк, хороший батин приятель, старожил местной спасательной станции, он же – вечный её сторож. Тут, на спасательной станции, и работал, и жил круглый год. Ни своего дома, ни семьи, ни жены у него за всю его жизнь не было, не говоря уже про детей. Даже жалко его как-то было.
- Здравствуйте, дядя Лёша. Знакомьтесь, это – Варвара, моя девушка, – представил я Варику, она кивнула головой. - Что это вы так засмущали её?
И, действительно, простоватый дядя Лёша, пристально впившись взглядом, внимательно рассматривал мою ненаглядную, слегка вгоняя её в краску.
- Да разве так смущают красных девиц?.. Просто давненько здесь даже близко на горизонте такой непомерной красоты не наблюдалось. Уж и не припомню, когда в последний раз... – отозвался «старый морской волк».
- А вы поднатужьтесь, четыре годика назад, примерно в это же время?.. Только с нами ещё и отец был… - напирал я на грешную память морского «аксакала».
- Ага… точно-точно, начинаю припоминать. Как же… Вы ещё «мелкие» были… Паша тогда, по возвращению, чуть с мостка в воду не упал, когда ногой ковырнулся о доску. Да-а, воды прилично утекло с того времени. Сейчас, гляди, какой ты гардемарин вымахал! Да и подружка твоя как повзрослела, просто принцесса! Эх, как годы-то летя-ат!.. Значит, вырешили прошвырнуться? Знатное дело задумали, и погодка нынче балует. Ну, молодёжь, Бог в помощь вам! Отцу от меня привет передавай непременно. Что-то давненько его здесь не наблюдаю. Заработался, видать, батяня-то твой! – и он двинулся дальше по мостку к своему катерку.
- Спасибо на добром слове, а привет отцу обязательно передам, – кинул я вдогонку старому моряку.
«С какой такой радости, гардемарин? Надо бы в словарь заглянуть, что конкретно слово сие означает…» - задумчиво подумал я, одновременно протягивая Варике руку, помогая ступить на подмостки, ведущие к баркасу.
- Да, Славушик, а тут и в правду ничего не изменилось, я отлично всё помню, - осторожно проходя по узкому мостику и удерживаясь за мою руку, отозвалась Варика, когда полностью осмотрелась по сторонам. - Будто только вчера мы на пикнике нашей ранней юности были…
- Это уж точно, дорогая! Наверное, и через 50 лет, когда мы давно состаримся, тут ничего не поменяется...


…Знакомые приготовления - позади, и вот мы уже мчим на полных парах по давно и прекрасно известному нам маршруту, по изумрудному простору. Поначалу Варика, как и в прошлую поездку, присела, укрывшись за выступом кубрика, посматривая по сторонам, а я сидел у руля на корме с неимоверно переполнявшим меня радостным предвкушением от предстоящего тесного конфиденциального общения с беспредельно любимым и дорогим мне человеком. Однако вскоре я подозвал Варику к себе, и остаток пути мы уже просидели бок о бок, рядышком друг с другом, обнявшись, восторженно в подробностях и деталях вспоминая перипетии прошлого пикника. Мы всё ещё не скидывали нашей одежды, хотя солнышко припекало всё настойчивее. Но пока лёгкий встречный ветерок был нам на руку.
- Вот где-то тут у тебя слетела шляпка, помнишь, милая? – показал я ей рукой место невдалеке от одного из последних буёв фарватера, когда мы уже выскакивали из канала на морской простор.
- Да-да-да... Как это было неожиданно для меня, а ты так ловко и смело выпрыгнул тогда. Я и охнуть не успела… Очень за тебя испугалась! А потом так радовалась, когда ты подплыл к нам со шляпкой в зубах. Обнимала и целовала тебя!..
- А как ты меня обнимала и целовала? Вот не помню, повтори, пожалуйста, - с игривостью предложил я.
- А вот так! – она обняла меня и поцеловала в щёку.
- Нет, дорогая, если бы у тебя сейчас снова слетела шляпа, то за настолько несерьёзный, ничтожный поцелуйчик, ты бы меня уже не «купила», - продолжал я игру. – Такая «награда» категорически не принимается, исправляйся немедленно!..
Тогда Варика обвила мою шею руками и нежно влилась в мои непозволительно долго жаждущие её ласк губы глубоким поцелуем. Он, подхваченный мною, оказался достаточно продолжительным. Ближе подавшись к ней и невольно передвинув при этом рукоять руля довольно далеко в сторону, я невольно заставил наш баркас описывать большой циркуляционный круг на воде, причём не один. Мы продолжительное время стали просто крутиться на пятачке с определённым радиусом. И раз за разом круги сужались.
- Вот это, моя любимая, уже больше похоже на благодарность, - с неохотой отрываясь, наконец, от её сладких уст, и, по самому большому счёту ощущая страстный порыв в глубине своих плотных шорт, при этом постепенно выправляя траекторию нашего движения перемещением руля в нужную сторону.
- Смотри, дорогая, какую благодарную петельку на воде ты совершила своим правильным поцелуем, даже море безмерно радуется, улыбается, принимая её, - проговорил я, указывая Варике рукой на рельефно просматриваемые геометрически правильные вспененные следы на воде, оставленные винтом движка баркаса.
- Какой же ты по-прежнему романтичный, мой Славушик! – она тесно прижалась к моему плечу, склонив на него голову, обхватив мою руку своими руками и прижав её к телу.
Как же любо мне было в этот момент! Так бы и сидел с ней рядышком и млел часами, будь на то моя воля…


Часть 2. Шокирующее Признание

…Однако пора было глушить наш движок. Мы фактически достигли цели, находились на траверзе (напротив, по-морскому) посёлка Счастливцево, где-то в полумиле (около километра) от побережья, вероятно, почти в том же самом месте, где и были в тот, памятный нам день.
Наступившая тишина благодатнейшим образом оглушила нас. Я киданул якорь и перешёл к процедуре установки навеса, приобщив в дальнейшем к процессу и Варику. Когда всё было готово, мы, наконец, облегчённо вздохнули и присели, прислонившись спинами к борту, прямо на настиле палубы, подстелив под себя сложенное вдвое одеяло. Я достал из недр кубрика бутылочку лимонада и разлил в стаканчики шипучий напиток. Он был пока ещё холодным и приятным. Так и сидели, попивая лимонад, вспоминая нашу необычную рыбалку, а затем и нашего незабываемого ската с его чудесной роковой раковиной.
- Славушик, а куда вы потом дели этого ската? – неожиданно спросила Варика.
- Как куда? Ясное дело, съели. Это – такая же рыба, как и любая другая. Только редкая очень. И, между прочим, очень деликатесным продуктом оказался этот скатик, специфическим. Никогда бы не подумал, что он может быть настолько ценным и вкусным. Отдалённо курицу напоминающим, только несравнимо нежнее и мягче. Правда, немного жирноват, много не съешь. А из многочисленных плавниковых частей сварили уху. Отменнейшая получилась. Хвост, конечно, выбросили. Он в еду не годился.
Я ещё раз метнулся в кубрик. Достал вина и фруктов. Из дома я захватил два хрустальных фужерчика на длинных ножках, специально под вино. Также из кубрика достал плоскую квадратную канистрочку с водой, положив плашмя на настил, накрыл её салфеткой, опять же прихваченной из дома. Получился милый столик. Вино было красное, полусладкое. Отец очень им дорожил. Употреблял лишь по случаю, с особо важными гостями. Действительно, оно было необычайного запаха и вкуса. Да и своим сочным, насыщенно ярким рубиновым цветом откровенно радовало глаз. Употреблять такое необычное, особое вино без фужеров – сущее преступление.
- Славушик, дорогой, а нужно ли нам это вино? – засомневалась Варика.
- Родная, ради такого случая, как наш, без такого значимого атрибута, как именно ЭТО вино, обойтись никак нельзя. Но скажу сразу, когда ты ощутишь его запах, я уже не говорю, попробуешь, то все твои вопросы сами собой отпадут, я тебе обещаю. Это не простое вино, а буквально элексир божественный. Знаешь, как отец им дорожит... Говорит, его делают специально для Политбюро, в Москву отправляют. Оно не очень крепкое, так, самую малость. Абы какое я тебе никогда бы не предложил, дорогая. И потом, в конце концов, мы ведь здесь с тобой лишь с одной целью - беспримерно расслабиться. Вот и будем соблюдать атрибутику соответственно моменту. Но ты только взгляни на его необычайный цвет... - и я начал разливать вино в бокалы.
Оно, наполняясь, струилось алой кровью, распространяя вокруг себя настолько благородный и мощный букет аромы, что и Варика не выдержала, носом повела слегка.
- Да, а ты прав, знаешь, чувствуется на расстоянии, и очень приятный и оригинальный запах, благородный такой! Мне даже из любопытства захотелось его отведать. Ощутить его вкус.
- Вот сейчас и ощутим... - я поднял оба бокала, протянул один Варике.
Она, выглянув из-под навеса, поднесла его к глазам, пропуская солнце сквозь бокал. Ещё более зардевшийся напиток, ярко заискрился и заиграл в фужере под падающими на него и преломляющимися от граней хрусталя лучиками солнечного света, как благородный драгоценный камень.
- Славушик, какое это чудо, какая неожиданно волшебная игра света, дорогой, взгляни! – она с неподдельным искренним изумлением пристально всматривалась в содержимое бокала. Я тотчас подставил рядом и свой, и тоже любуясь им. - Да тут ведь можно при желании и судьбу свою разглядеть, - продолжала восторгаться Варика.
Она осторожно поднесла к краю бокала свой хорошенький носик, с наслаждением вдыхая благоухающие испарения благородного напитка. Вино, высвободившись из пут своего всё ещё прохладного хранилища, постепенно разогреваясь под не прекращающим действием тёплой воздушной среды, источало всё более утончённую, постоянно меняющуюся гамму ароматного запаха.
- Славушик, дорогой, я в него влюбилась, ещё не пробуя, совсем не зная его настоящего вкуса. Но я тебе верю, оно должно быть воистину божественным, хотя я совершенно не знаток вин. А как оно называется? – она продолжала напевать «винные» дифирамбы.
- Ой, солнце моё, даже не спрашивай, чего не знаю, того не знаю... А если бы и знал, то всё одно не запомнил бы, ведь и я в этих винах – такой же «профессионал», как и ты. Зато я знаю тост. А ещё я хочу, чтобы мы выпили с тобой на брудершафт, а значит, до дна.
Я придвинулся к ней так, чтобы нам удобнее было переплести свои руки с бокалами, а в последующем и поцеловаться.
- Моя любимая Варика! Я предлагаю поднять наши бокалы с этим благородным волшебным напитком за нас с тобой, за нашу такую долгую удивительную, такую многострадальную и терпеливую и неоднозначно сложную, но неумирающую любовь!!! За тебя, родная! Я безмерно люблю тебя, моя ненаглядная!
- За тебя, мой дорогой! Я так же очень-очень тебя люблю, мой славный Славушичек!
Мы осушили наши бокалы, и дерзко припали друг к другу губами, слившись в бесконечно долгом проникновенном поцелуе...
- Так как тебе винцо, дорогая? – отдышавшись от чувственного момента, спросил я.
- Милый, я настолько заслушалась твоим прекрасным тостом, а потом занялась поцелуем, что так и не успела по-настоящему предаться его вкусу. Зато в голову отдаться мне уже успело. А ты говорил, что совсем не крепкое…
- Пустяки, не расстраивайся, у нас ещё будет возможность его распробовать до победного конца. А не пора ли нам уже раздеваться, Варика? Что-то мы совсем зашторенные. А может, не мешало бы и искупаться? – вполне обоснованно предложил я, быстро сбрасывая с себя всю свою небогатую одежонку.
- Славуш, мне нужно переодеться в купальник... - она обратилась к своей сумке, доставая все принадлежности, включая и полотенце с шапочкой, и уже собираясь по старой привычке удалиться в проём кубрика.
Моё обращение к ней заставило её резко остановиться, а в последующем и смутиться.
- Солнце моё, оглянись вокруг. Кроме нас с тобой с добрых полкилометра, если не больше, в округе никого абсолютно не наблюдается. И отца моего, заметь, нынче тоже рядом нет. Давай откинем все ненужные человеческие условности. Будем просто голенькими, как и раньше, в нашей юности. Или, как их там называют, нудистами. Ты что уже стесняться меня начала? – с этими словами я сбросил свой последний, оставшийся ненадёжный одёжный атрибут в виде трусов, уже успевших немилосердно отсыреть спереди.
- Нет, родной, я совершенно тебя не стесняюсь. Даже не думай так. Единственное... - она с определённым беспокойством покосилась на моё, мягко говоря, «бодрое» и уже откровенно «оформившееся ествство» и озабоченно продолжила. - Боюсь доставить тебе слишком большие ненужные проблемы. Славушик ведь ты, я в этом уверена, будешь сильно перевозбуждаться... Вправе ли я злоупотреблять твоими неудобствами?
- Дорогая, вот тут как раз ты и заблуждаешься. Значит, ты всерьёз считаешь, если в сей момент наденешь купальник, то проблема моего перевозбуждения рассосётся, исчезнет сама собой? Очень наивно с твоей стороны так полагать. Я уже полгода только и делаю, причём регулярно, что дико и безобразно перевозбуждаюсь, находясь в твоём обществе, только видя тебя, да что там видя, даже думая о тебе. И от этого мне невозможно никуда деться. Хотя ничего удивительного в этом нет. Ты для меня была, есть и будешь - самая желанная женщина на всём белом свете. Потому что – любимая. Самое интересное, ни от кого больше не возбуждаюсь совершенно, а лишь от мимолётной мысли о тебе – всегда и моментально! Вот и сейчас, видишь, всё моё - у тебя на обозрении…
Варика снова как-то неестественно странно покосилась на моё, уже без преувеличения, предельно «одухотворённое достояние» и тихо проговорила.
- Да, любимый, я как-то не сообразила совсем, такую ерунду тебе сказанула, самой стыдно. Прости меня, глупую. Славушик, знаешь, я ведь, когда согласилась с тобой ехать в эту поездку, прекрасно отдавала себе отчёт, что у нас, а в особенности у тебя, запросто могут возникнуть и желание и потребность близкого контакта. Но меня, как видишь, это не остановило. Я вовсе не боюсь нашей с тобой близости и не бегу от неё. Меня... меня беспокоит... совсем иное... Ты... ты даже себе не представляешь... Как бы тебе... это сказать? Я... в таком смятении... Понимаешь, родной, Я... СОВСЕМ... НИЧЕГО... НЕ... ОЩУЩАЮ!.. СОВЕРШЕННО!..
Слова последней фразы исходили из неё подчёркнуто акцентировано, с отчаянием в голосе. После чего она опустилась рядом со мной на подстилку, на настил, тесно прижавшись ко мне, с выступившими на глазах слезами. Я нежно обнял её, не находя, что и сказать в ответ. Просто опешил от неожиданного её признания.
«Что это она такое говорит?! Ничего себе!.. Какой кошмар! И ведь сколько времени молчала!.. В себе держала... Виду не показывала...» - единственное, что мне пришло в голову сходу на её внезапное сногсшибательное откровение.
Но она продолжила далее.
- Вот уже сколько времени прошло... Я постоянно себя контролирую, проверяю, и… ровным счётом, НИ-ЧЕ-ГО! Фригидная я полностью, Славушик!.. Ледышка пустая.. По крайней мере, пока... А ты, наверное, наивно полагал, что я держу тебя на дистанции намеренно, из-за своих каких-то глупых надуманных бзиков?.. Может быть, стоило тебе и раньше рассказать об этом, чтобы успокоить тебя, или в конечном итоге отпустить, дать свободу... Но мне и самой страшно было себе до конца в этом сознаваться…
И что это за крайности такие в моей жизни? Когда же меня прорвёт, наконец? Доктора тогда мне сказали, что скоро, ориентировочно через год. Помнишь, я тебе ещё зимой говорила, что ждать нужно?! Не просто так ведь говорила, Славушик... В тот момент прошла лишь половина отпущенного ими срока. Сейчас уже, считай, год. Но это их «скоро» всё никак не наступает. Может, здесь удастся заполучить какой-то эмоционально ощутимый толчок, когда новыми «старыми» впечатлениями «заряжусь»? Вот и ещё одна из причин, почему я тут, с тобой... Но всё же самая главная – я слишком долго испытывала твоё терпение, любимый мой. И поняла, что очень зря!.. Это с моей стороны было крайне недальновидно и несправедливо по отношению к тебе. Я только недавно в полной мере и всерьёз об этом задумалась. Ведь я прекрасно понимаю, что тебе нужно, понимаю, что ты страдаешь без моей сексуальной ласки и поддержки. Эгоистка, всё по себе мерила... Прости меня, дорогой! Я хочу немедленно, начиная с сегодняшнего дня, да прямо сейчас исправить такую вопиющую несправедливость и сама исправиться, хоть и поздновато это делаю... Но лучше поздно, чем ещё позднее или совсем никогда!..
Я был оглушён и обезоружен её новым признанием. У меня даже «дух» мой мужской «приспустился на землю».
«Просто невероятно! Это что же происходит с Варикой? Что за крайности такие с ней по жизни проистекают? То слишком много ей всего даётся, то вообще ничего! И потом, что же это получается, что, целуясь со мной и обнимаясь, она абсолютно ничего не ощущает, не испытывает даже мимолётно?! Вот ведь как!.. Это же - трындец какой-то! Значит, она со мной всё это время притворялась, чтобы я не догадывался о её временных проблемах и зазря не паниковал. Ей доктора сказали, что восстановится всё... Что же ещё она должна была делать, как не ожидать?.. Вот она и ждала!.. Ждала и надеялась, верила... А со мной, насколько могла, время оттягивала... Поневоле приходилось «завтраками кормить»… Её вполне можно понять! Не хотела она терять меня, это - понятнее понятного. Как же она меня любила всё это время, дорогая моя Варика! И продолжает любить! Оберегала она нашу любовь, как могла! Однако, что эти долбанные препараты натворили, сделали с ней?! «Забили» её под самую завязку, полностью!.. Хотя, с другой стороны, врачам тоже доверять надо... Если им не доверять, то кому же ещё? Тем более, таким непростым, опытным... Это тебе не наши костоломы в обычных больницах… Понятное дело, они перестраховаться решили. На случай, а вдруг такой, как я, казачок хренов задумает в «НЕЁ» физически проникнуть. А ей, пока «ТАМ» не заживёт всё полностью, это конкретно противопоказано. Вот только «переборщили», засранцы, видимо... И не хило! Хотя «ТАМ», внутри у неё, тоже всё не так просто! Это же целый клубок нервов! Нарушить – раз плюнуть! Тогда вообще можно будет на всём «крест ставить», и до конца жизни так и остаться овощем. Возможно, и правильно сделали, что «переборщили»... И я тоже, хорош красавец, всё не терпится мне, неймётся, постоянно обиды какие-то зреют, как ни крути, дурацкие, необоснованные. Эгоистяра законченный! Тут у человека – трагедия всей жизни, а я прусь со своими меркантильными «делами», как слон в посудную лавку. Да-да, хорош гусь, нечего сказать! Надо бы Варику успокоить, приголубить как следует, чтобы не брала больше дурного в голову», - такие вот пророились невесёлые мысли в моей очумевшей голове, после её крика души.
Я ещё нежнее обнял её, снял губами слёзы с её лица и проговорил.
- Любимая, ты не должна так отчаиваться. Твои сегодняшние проблемки, это – вполне понятное и временное явление. Так оно и должно было быть по всем медицинским законам. Это как предохранитель для тебя. Вот увидишь, всё у тебя нормализуется, даже раньше, чем ты сама думаешь. Не знаю почему, но я в этом уверен. И твоя линия поведения со мной и относительно меня была совершенно правильная и справедливая. Ты у меня большая умница и великий стратег. Нечего было мне слюни раньше времени распускать. Слишком уж я чувствительный и «горячий». Уж кто-кто, а ты меня отлично знаешь. «Наломал бы дров» в нездоровом запале, и что тогда? Ничего страшного, как видишь, со мной не приключилось за это время. Не умер. Ну, перетерпел ещё чуток. До нашей зимней встречи я дольше терпел... Сейчас близится окончание эры твоего «холодного» периода жизни, можешь в этом не сомневаться!
Родная, а я, знаешь, в связи с этим, вот о чём подумал... Если этот, сидящий в тебе «чертяка», сам так неохотно тебя отпускает, то, может, есть смысл «помочь» ему уйти, попробовать изгнать его из тебя?!... Насильственным путём… Хорошая есть пословица: «клин – клином вышибают». Надо нам попробовать провести сеансик «наших игр», даже через твоё «не могу». Перетерпеть немного. Конечно, и это понятно, ты не испытаешь тех, обычных радостей и удовольствия, это возможно лишь в одностороннем плане, для меня. Но, как знать, вдруг это возымеет какое-то действие, пробудит твой организм, всколыхнёт его как-то, или ускорит все реабилитационные процессы в тебе?.. Своего рода сеанс терапии. В твоём случае тебе ни от чего нельзя отказываться, всё по возможности проверить, испытать. И кому же ещё, как не мне, взять эту добрую миссию на себя, принять в этом «живое», непосредственное участие? Кстати, я в курсе, да и для тебя наверняка не секрет, что в сперме сконцентрированы самые что ни наесть натуральные мужские гормоны тестостерона. Может, в твоём организме их сейчас как раз - огромный дефицит?! Вдруг их порядочное присутствие окажет на тебя определённый терапевтический эффект, как самое действенное лекарство, послужит чудным толчком, катализатором? А, дорогая? Что скажешь?
Варика слушала меня, казалось, несколько пространно и отрешённо. То ли задумалась в этот момент о чём-то, или припоминала что-то… Я даже, грешным делом, подумал, что она не слышала, что я ей говорил. Но тут она вдруг встрепенулась и неожиданно проговорила.
- Вот снова я, такая недалёкая, впросак попала. Всё ведь так просто, буквально на поверхности лежало. Надо было давно зарядить себя натуральным мужским тестостероном. Как же я сама до этого не дошла?.. Конечно, гормоны твои – вот он - ключ ко всему. У меня же их сейчас – полный ноль. Ну, откуда им было взяться всё это время в нужном количестве? Когда ты про них упомянул, я сразу же вспомнила, как доктора говорили, я это чётко слышала, что необходимо как можно максимально очистить мой организм от мужских гормонов, и насколько можно быстрее и чище, чтобы не было давления на нервную систему с их стороны. Это, когда меня по частям собирали в клинике...
Ну, какая же глупая я!.. глупая! Что раньше тебе не доверилась... Тогда значительно раньше нам с тобой можно было бы начать экспериментировать на эту тему. И нужно было! Возможно, давно всё было бы позади!.. Да, Славушик, мой дорогой, непременно будем пробовать! Какой же ты у меня гениальный, разумненький мой помощник!..
С этими словами она схватилась ладошками за мои щёки и смачно на радостях поцеловала меня в губы. Как легко она загоралась идеями! Как утопающий, готовый схватиться за любую протянутую ему соломинку.
- Но, Варика, пока рано нам радоваться. Ты ведь должна понимать, я - не чародей. И это – лишь мои предположения, моя догадка. Дай бог, если у нас всё сработает как надо… - я попытался слегка отнять у неё эту соломинку, за которую она так рьяно ухватилась.
- Славушик, милый, я чувствую, это у тебя замечательная догадка, и именно здесь этот самый ключ к моим бедам и зарыт. Который уже раз ты меня, глупую простушку, уму-разуму учишь! Совсем докатилась «до ручки» со своими переживаниями... Дальше своего носа ничего не замечаю… Конечно, мой любимый, мы «сыграем» в «нашу игру». И прямо сейчас, не теряя времени. Я, конечно, перетерплю в себе все неудобства и временные трудности…
И она начала быстренько раздеваться, чтобы присоединиться ко мне на одеяло...


Часть 3. Прелюдия к Долгожданной Близости

Варика всегда была человеком действия. Разумеется, она меня совершенно не стеснялась. Да, в принципе, было бы смешно и мысли допустить о каком-то стыде, имея за нашими плечами такую длительную «громкую» совместную интимную историю.
Когда она с бодрым энтузиазмом сбрасывала свою одежду, честно говоря, то, что разворачивалось перед моими глазами, давно отвыкшими от столь неприкрытого созерцания бесподобнейших женских форм и прелестей, повергло меня, мягко говоря, в полнейшее душевное смятение, граничащее с абсолютно шоковым состоянием. Её восхитительное и до невозможности искусительное тело безмерно источало вокруг себя прелесть утренней свежести. Оно безоглядно зазывало мой непомерно изголодавшийся по её былым ласкам организм к «подвигам».
Такого потрясающего, совершенного, неземного по красоте, сводящего с ума обнажённого женского тела, представшего перед моим взором, мне в живую не то, что в дальнейшей своей жизни никогда не доводилось созерцать (это я уже говорю с позиции своего сегодняшнего дня). Мне кажется, даже на страницах многочисленных всем известных импортных журналов, с их обласканными всем миром заморскими «дивами», вряд ли можно было отыскать создание более чУдное и ослепительно обворожительное. Да что там иноземные красавицы (хотя и доморощенных таковых не мерено)… Такую, как Варика, и в снах эротических вряд ли возможно увидеть – не хватит фантазии. Всё, что непревзойдённая кудесница-природа была в состоянии шедеврально-изумительно изваять, в полной мере чудодейственным образом воплотилось в неимоверно идеальных пропорциях и формах 17-летней Варики. Она буквально сражала наповал, в самое сердце своей безукоризненной, буйно пышущей, цветущей красотой. Это, безо всякого преувеличения, была завершённая, зрелая девичья краса – голубая мечта любого художника или скульптора. Она достойна была в поэмах воспеваться. Слово «идеальная», по отношению к Варике, можно было без колебаний, смело применять к любой части её обольстительного, потрясающе завораживающего тела: от самых кончиков пальцев ног - до её шикарных длиннющих волос.
Да, безусловно, и в свои тогда неполные 14 лет, когда нас опьяняюще кружили последние вихри «наших игр», Варика была неестественно очаровательна и безумно хороша собой. Но то была ещё юная, окончательно не оформившаяся краса, подобная едва-едва начинающей медленно распускаться прелестной розе. И вот только сейчас, увидев её полностью обнажённой, во всем её ослепительном великолепии, я окончательно понял, что такое РОКОВАЯ женщина. За обладание ЕЮ, не раздумывая, можно полжизни отдать или, не задумываясь, совершить любой невероятный, сногсшибательный поступок и даже подвиг…
Мне после нашей с ней совместной бурной юности так и не познавшему чужих женских ласк и чужого тела, сейчас она казалась сказочно нереальной. Она ни разу за эти полгода передо мной не раздевалась, не показывала ни одного своего потаённого прелестного места. Я, разумеется, предчувствовал, что тело её непременно будет восхитительно прекрасно, образно накладывая на неё её же проекцию 14-летней, но не предполагал, что настолько! Это была не Варика... Это была поистине богиня! Она стояла во весь рост, прямо передо мной, на расстоянии вытянутой руки, поправляя слегка спутавшиеся волосы.
Я сидел, привалившись к борту баркаса, с восхищением глядя на неё во все глаза, придавлено замлевший, очарованный её красой и предельно возбуждённый, не в силах пошевелиться. Мой неестественно напрягшийся торчащий «клинок», казалось, вот-вот разлетится вдребезги от неимоверного накала страсти, бушевавшей внутри меня. Потому что как раз почти напротив моих необычайно напруженных глаз очаровывающее покоился на редкость аккуратненький, изумительный треугольничек её прелестного «заветного» места с едва приметной паутинкой пикантного разрезика, ловко укрывающегося под лёгким волосяным покровом, с нежными завиточками светло-каштанового цвета её милого лобка. Сейчас, как и много лет назад, меня запредельно безудержно «заряжало» от неё абсолютно всей. От непомерно длинных ниспадающих роскошных волос и безупречно правильных черт её лица, с огромными жёлто-карими выразительными глазами с длиннющими кручёными ресницами. От её будоражащих воображение своей необычайно восхитительной волнительной формой спело упруго налитых и слегка, именно слегка прогибающихся под своим весом сочных матово-белого цвета притягательных яблочек-грудок, с яркими и выразительно припухшими кружочками вокруг изумительных бусинок-сосков. От неимоверно элегантных, изящных скрипичных линий изгибов тонкой талии, плавно переходящих в тугие бёдра её длинных и будто выточенных кем-то очень-очень гениальным стройных ног. У этой вселенской красоты не угадывалось ни мельчайшего изъяна. Слишком, слишком много было её, этой неимоверной неземной красоты заложено в одном человеке. Нереально много!
Она, не особо озабочиваясь моим пристальным созерцанием своей персоны, грациозно плавно опустилась ко мне на одеяло, припав к моей груди, повернувшись ко мне в пол-оборота. Поглаживая меня по голове, заговорила.
- Славушик, любимый, ты можешь делать со мной всё, что пожелаешь! Я полностью в твоей власти, полностью доверяю тебе! Только у меня будет к тебе одна-одинёшенька просьба, пожалуйста, родной мой, не вводи «Его» внутрь моей «Розки»… Я ещё очень боюсь такого прямого контакта… Хорошо, милый?
- Конечно, родная, я этого и в мыслях не держал! Я всё понимаю. Не волнуйся напрасно. Просто расслабься, насколько можешь... Иначе у нас с тобой может ничего не получиться.
Пока мы обменивались взаимными пожеланиями, одна моя рука её обнимала, а свободная рука уже начала свою «исследовательскую миссию». Она прошлась по её прелестной ложбинке изгиба талии, перейдя на выставленное ко мне бедро, и медленно опустилась далее, на её пышненькую аппетитную попочку. Задержалась, походив по ней, заодно посетив будущее место «жаркой схватки». Даже прошла чуть ниже, где скромно притаилось «главное» её сокровище. Затем, следуя обратным ходом, радостно поднялась к призывным чашам её очаровательных грудок, основательно их потревожив. Это было для меня всего лишь первичное ознакомление с её роскошным, во всю дразнящим меня телом. Я знакомился с ним заново, спустя долгое время.
Оставшись сказочно довольным первыми результатами своих предварительных обследований, я начал внутренне готовиться к более решительным действиям, для начала впившись в её губы своими. В то же время Варика уже удерживала в своей руке во всю трепещущий от распираемого неуемного желания мой неприлично обозначившийся «предмет» любви. Она пока никак им не манипулировала. Только временами слегка поглаживала его. И заодно всё остальное, что находилось при нём. Она так же, как и я, привыкала ко мне новому, взрослому, сегодняшнему. Но Варика, это было заметно, более сдержанно воспринимала мои изменения. Понятно, что толку ей было от моей непомерной потенции? Тут мне на ум пришло далёкое воспоминание из «наших юных игр», и я не преминул поделиться им с Варикой.
- А, помнишь, дорогая, как-то, после одного из просмотров «весёлых картинок» из твоих «знаменитых» заморских журналов, я откровенно расстроился из-за своего небольшого размерчика? А ты меня успокоила, сказав, что «ОНИ» ещё у нас вместе с нами вырастут… Я добавил тогда, «и станут такими же мохнатыми и матёрыми как у них там…». Ты ещё смутилась при этом… Теперь, видишь, наши прогнозы оправдались…
- Да, мой родной, забавное и миленькое воспоминание... - со вздохом проговорила Варика и приспустилась чуть ближе к моему «красавцу», взяв в руки, бережно ощупывая «Его», внимательно рассматривая и прислоняя к своему лицу. – Славушик, какой же «Он» у тебя хорошенький стал, и гладенький такой, нежный, такой приятный на ощупь... И своим размерчиком очень-очень мне нравится. Как раз, какой мне и нужен, я это чудесненько чувствую. Я «Его» сегодняшнего пока ни разу не пробовала, а уже крепко-крепко люблю. Как и самого тебя, дорогой! – при этом она поцеловала «Его» в самую вершинку, - Смотри-ка, он уже плачет без моей ласки, бедняжка!..
Действительно, слегка расколыханный давно забытыми, но до умопомрачения приятными прикосновениями моей ненаглядной принцессы (доигралась!), мой беспокойный «мустанг» дал свою первую и весьма бурную непроизвольную «отдачу» (сколь же долго можно было претерпевать такие «мучительные» прикосновения?). Горячая прерывистая струя густого любовного сока резко ударила Варике в лицо, застав её врасплох. Но одновременно вызвала в ней немедленный неукротимый охотничий азарт. Она сориентировалась мгновенно. Цепко впилась ртом в моего продолжающего нервно пульсировать «скакуна», помогая ему рукой опорожнить до «дна» мой благодатный сосуд с «драгоценным» и столь необходимым для неё сейчас «эликсиром жизни».
- Славушик, никогда бы не подумала, что её может быть так много в тебе, дорогой! Надо же?! Нескончаемо изливалась… Я поначалу не успевала сглатывать… Бедолажка, натерпелся, столько времени в себе копил… - и она снова, с чувством поцеловав «Его» в самое чуткое место, с нежностью погладила.
- Это, Варика, «Он» только с тобой такой производительный и работоспособный. В моём «обычном» ручном режиме – несравнимо слабший! Ты - для меня – страшенный, сумасшедший катализатор! А ещё и наркотик к тому же!
- Ах, Славушик, любимый мой, я ещё больше убеждаюсь, какой же я была законченной бессердечной дурочкой, что столько времени продержала тебя на «голодном пайке», на серьёзном «взводе» эти полгода. Прости меня ещё раз, тебя прошу! Как же я была не права… Себе я не смогу простить этого. Столько тебя изводить, любимый... Хоть такое, как сейчас, удовольствие ведь могла же тебе доставлять!.. О чём я только раньше думала?!...
Я попытался успокоить Варику, сгладить её критические порывы.
- Варика, да не казни ты себя так, родная! Разве до этого нам всё это время было? То долго болел, то эта моя операция проклятущая. То подготовка к экзаменам, потом сами экзамены. Когда уж тут было любовью заниматься? Это ведь дело тонкое. Требует соответствующей обстановки, настроя душевного… Мы с тобой сейчас, увы, не те 13-летние подростки. Тогда, помнишь, преспокойненько могли за пяток минут «переменки» «обслужить» себя в нашем школьном подвальчике, отряхнуться, и снова на уроки пойти. Конечно, времячко для нас было золотое!.. Как сейчас, всё прекрасно помню и частенько вспоминаю все те страстные моменты нашей ранней юности. Даже и не верится, что мы с тобой могли такое вытворять. А то и ещё круче, прямо на уроках... Самое интересное – ничего не боялись, и с такой легкостью могли абстрагироваться. Совершенно бесшабашные были. Однако, согласись, всему - своё время.
- Да, милый, я с тобой во всём согласна. И, конечно, всё понимаю, и доводы твои должным образом воспринимаю. Безусловно, можно сделать скидку на определённые обстоятельства. Но в таком случае можно в жизни, что угодно, что называется, списать, выкинуть. Получается, можно всегда и для всего, при желании, оправдаться, найти кучу разных причин и отговорок. Всё одно я не должна была вести себя настолько эгоистично, замкнуто, не позаботившись в должной мере по возможности и о тебе, твоих чувствах и скромных желаниях. Ведь это такая малость!.. И в этом я вижу свой большущий минус. Потому что ходила с тобой вечно «кислая», лишь на своих нюансах зацикленная, настроение портила тебе. Лучше бы, действительно, вовремя вспомнила наши счастливые юные годы, такие радостные и страстные, в самом деле, золотые. Возможно, тогда проклюнуло бы меня, как следует. А так сплошной неадекват получился. Только сейчас, здесь, окончательно поняла, в каком я неоплатном долгу перед тобой, любимый! – Варика безнадёжно оседлала волну самобичевания, в гневных порывах на саму себя.
Не скрою, где-то отчасти я с ней был солидарен. Но и я на наших свиданиях по большей степени вёл себя с ней сверх меры пассивно. А потому совсем не стоило мне валить с больной головы - на здоровую.
Чтобы окончательно снять неожиданно повисшую в воздухе напряжённость, возникшую по вине внезапно разволновавшейся Варики, я несколько раз поцеловал её за ушком, чем очень расщекотал её. Это был мой «старинный» приёмчик, я пользовался им всегда, когда возникала необходимость отвлечь Варику от чего-то. Безотказно сработал он и сейчас. Скажу прямо, меня этот факт приободрил. «Значит, в общем с нервной системой у неё всё о-кей, тогда и «там» у Варики всё должно вскорости нормализоваться», - сделал я глубокомысленное заключение.



Продолжение в Главе 15. Часть 4..........

Реклама
Автор темы
Мореас Фрост
начинающий литератор
начинающий литератор
Сообщений в теме: 12
Всего сообщений: 94
Зарегистрирован: 09.01.2020
Образование: высшее техническое
 Трилогия «М О Р Е Х О Д К А». Книга I. «ПРОВИНЦИАЛЬНЫЕ ХРОНИКИ». Глава 15. По Волне Нашей Памяти. Части 4, 5. 18+

Сообщение Мореас Фрост »

Мореас Фрост


Т Р И Л О Г И Я «М О Р Е Х О Д К А»



«Пусть погибнет вся империя,
для меня ты - весь мир»
(Марк Антоний, консул Древнего Рима)




Книга I. «ПРОВИНЦИАЛЬНЫЕ ХРОНИКИ»



МЯТЕЖНАЯ ЮНОСТЬ (шальная)


В генеральном направлении задача для наших Героев
обозначена недвусмысленно и предельно ясно - вернуть
Варике здоровые интимные инстинкты. Ну, а в плане её
воплощения - то приёмы самые привычные - «народные».
А средства?.. Средства тут все хороши. Тем более что
выбирать особо не доводится. Прямого пути у неё нет.
Потому-то и доводится изощряться вокруг да около. Но
Варика всегда была целенаправленная и терпеливая, во
имя достижения цели умеет стоически переносить любые
трудности и неудобства на пути. Ну, а Главный Герой,
какие могут быть сомнения?! - естественно, главный и
незаменимый её помощник и исполнитель. Разумеется,
сойдя на берег, Герои и не помышляли повторять один
в один программу прошлого пикника, по сути,
проистекавшего буквально на этом самом месте в их
ранней юности. Их больше волновали мысли и былые
памятные воспоминания и ощущения. Но куда больше
тревожили настоящие реалии, именно то аховое
состояние отчаянно бедствующего организма Варики
в сексуальном плане, под негативным фоном которого
волею судьбы ей приходится пребывать уже целый год
кряду


Глава 15. ПО ВОЛНЕ НАШЕЙ ПАМЯТИ. ПИКНИК II

Часть 4. «Крестовый Поход» на «Дьявола»

Наша «разгрузочная пауза» явно пошла мне на «пользу». Мой верный самоотверженный «ратник» с удовольствием снова заиграл «большой сбор». Да и как могло быть иначе, если даже малейшее появление Варики в секторе моего радиуса зрения, неумолимо вызывало в моём организме лишь одну, всегда неизменную реакцию – незамедлительно скорого «подъёма». Тем более, когда она нагишом и в такой непосредственной от меня близости. Она прочувствовала это сразу, потому что моя активная «миссионерская» деятельность на её теле повысилась на порядок. Мои непоседливые руки неутомимо трудились, пытаясь охватить её всю. Хотя для Варики это было и ни к чему. Она просто лежала, наверное, старательно прислушиваясь к своим ощущениям, вероятно, в надежде выудить хотя бы отдалённые отблески сексуальных намёков в своём организме. Но я старался не думать об этом, решив не отступать от наших «старых» добрых традиций и стандартов. Зато «норов» моего завзятого «скакуна», не в пример Варике, очумело прытко зашкаливал. Я, пестуя, самозабвенно испещрил поцелуями её божественные грудки, и, приспустившись к её «святая святых», погрузился в кропотливые исследования и в тех областях.
Для начала в самом прямом смысле сунул свой нос в её «заветный цветок». К моему величайшему огорчению, картина мне открылась крайне безрадостная и удручающая, я бы даже сказал, горестная. Повсюду царила пустынная сушь. И никаких «живых» красок. Производительности моих слюнных желез явно не хватало, чтобы хоть маломальски оросить в должном виде её несчастный совсем увядший «цветок». Он, бедолажка, окончательно «зачах» в этой «пустыне». В этот момент в моей памяти ожили былые воспоминания тех наших юных счастливых лет, когда я припадал к утренней свежести её радостно и буйно распускавшегося сладостного «бутончика», не переставая впитывать в себя непередаваемый аромат её прелестной утренней «розочки» и беспредельно наслаждался непревзойдённым вкусом её любовного «нектара». Как давно это было! А, казалось, будто вчера! Какой разительный контраст!.. Я был потрясён такой несправедливостью бытия!
«Да-а, тут надо что-то творить, и в спешном порядке! Но вот что? Проклятые доктора! Явно ведь перестарались, перестраховались, сволочи! Для начала нужна действенная смазка для её попки. О, вот и идея пришла! Надо бы забраться в бутерброды и черпнуть из них сливочного масла, и чем больше, тем лучше! Да, и прямо сейчас!» - усиленно озабоченно соображал я, обратившись к лежащей статуей моей «безжизненной» подружке.
- Солнце моё, у тебя там, действительно, очень сухо. И сзади, вероятно, та же безотрадная картина будет. Родная, я сейчас возьму чуток маслица из моих бутербродов, полежи спокойно, я быстренько.
Я уже было спохватился метнуться в кубрик, но Варика приостановила мой порыв, привставая, придержав меня за руку.
- Славушик, а может быть, лучше я достану крем «Детский», он у меня всегда в сумочке с собой? На всякий случай… – ожила моя подопечная.
- На какой такой «случай»? – недоуменно вопросил я, косясь на Варику.
- Милый, ну, не для этих же целей специально, а так... мало ли на что, вдруг, ожог какой случайный на солнце получу или царапина... Чтобы инфекция не попадала в рану. Славушик, ты совсем противным мальчишкой стал!.. – она картинно надула губки.
- Ну, Варика, любимая, не обижайся, я же пошутил. Давай, не медли, доставай поскорее свой крем «спасательный», дорогая!..
Пока я про себя философствовал на тему смазок и пикировался с Варикой о их целевом применении, а также благодаря не скорым поискам драгоценного медицинского препарата, мой благородный «мушкетёр», предоставленный самому себе, слегка «подгулял», приспустив свою гордую «шпагу». Позарез нужная вещь, как правило, находится в самом дальнем уголке, ещё к тому же и на дне…
Умница-Варика, совсем не растерявшись и своевременно сориентировавшись, опрометью кинулась исправлять возникший «дефект». Воспользовавшись своим безотказным «оружием» – влажными нежными губками – она в считанные секунды «прошила» моего «подгулявшего красавца». Она же и благословила его на «подвиг», обильно приправив своим спасительным кремом.
Я перехватил из её рук тюбик. Теперь надо было и её кремом «заправить». Варика уже стояла на коленках, разведя их в стороны, вся в ожидании. Притянул её попку к себе, рукой заставив прогнуться, как пантера перед прыжком. Вид предо мной, даже при полном отсутствии подобающих сочных красок, открылся впечатляюще захватывающий!.. Что греха таить, мой туго заряженный «дробовик» ещё более «загорелся» к немедленному действию. В руке уже как бы во всю дымил зажжённый фитиль, оставалось лишь поднести его к пороховому отверстию в стволе.
Но долго любоваться приятной во всех отношениях картиной, времени не было. Понятно, опыта по смазыванию попок за мной не значилось. Первое, что пришло мне в голову, вставить тюбик в «смачную» дырочку Варики и надавить на сам тюбик, и посильнее. Когда я претворил это действие в жизнь, то понял, что законы физики в разделе «газы» и «жидкости» надо было в школе изучать лучше. Не знаю, что там попало куда следует... Но создалось впечатление, что весь по моим дилетантским замыслам вроде как запущенный вовнутрь крем по-вылезал наружу и, слепо подчиняясь закону всемирного тяготения, потянулся к её «заветному месту», щедро покрывая «Его» приличным слоем, всем своим видом напоминая сметанный крем на торте. Тут мне в голову пришла «свежая», весьма оригинальная и, как я посчитал, правильная мысль. Забегая наперёд, скажу, в конечной фазе я удачно воплотил её в жизнь. Не став далее экспериментировать, зацепил пятернёй с её «торта» львиную долю крема и размазал по её оттопыренной попочке, как мог, правда, стараясь при этом поглубже заносить пальцы в сам объект будущей моей страсти. На том свои подготовительные мероприятия посчитал достаточными.
Вот теперь самое время было приступать непосредственно к самой процедуре «изгнания дьявола из владений Рая». Варика уже проявляла «заметный» нетерпеливый интерес к моим манипуляциям.
- Славушик, ну, что ты там так долго копошишься, дорогой? Я уже устала так стоять!
Оно, естественно, вполне понятно. Ей эта чисто медицинская процедура, в отличие от меня, не придавала нужного, соответствующего моменту, жизненного оптимизма. Поэтому я попытался, разряжая обстановку, хоть немножко её приободрить.
- Терпи, терпи, моя горная козочка, я уже почти в тебе! Родная, если умеешь, помолись Господу, проси его о помощи и поддержке в благородном деле изгнания из тебя гадкого «зверя»!..
Честно говоря, я тоже поначалу, как и Варика, слегка нервничал. Видимо, передалось от неё... На самом деле, всё сложилось достаточно удачно для нас. Мой не в меру разъярённый «коммандос», несмотря на то, что уж очень разросся в толщину от распираемого желания, лишь в самом начале трудно протиснувшись, далее буквально юркнул на весь свой размер в её скользкое, хотя и довольно уплотнённое заднее пространство. Я вовсе не ожидал такого лёгкого, воздушного непринуждённого эффекта проникновения, но, с заметным удовольствием про себя отметил его отменную приятность. Для начала я повертел её потрясающе шикарной и «вкусной» попочкой в разные стороны и, удачно подстроившись под нужный угол атаки, самозабвенно «потонул» в «приторно улётных» возвратно-поступательных движениях. Это были для меня изначально новые, специфические чувства. «Его» как-будто окутывало чем-то наподобие желеобразного вещества. На «выходе» вся эта смазывающая биомасса неожиданно странно пузырилась. Видимо, всё-таки достаточное количество крема занеслось в упругую попку Варики. Может быть, даже слишком. А я, глупый, боялся… Я отчётливо хранил в своей доброй памяти «наши игры» ранней юности. Тогда эти мои ощущения в её «шоколадном» месте были несколько другими по своему качеству, но сегодняшние - уж точно ничем не хуже по удовольствию. Правда, с одним существенным отличием - те были натуральными, без ненужной органики. В те времена Варика буквально истекала соками…
«Ох, как «подзадрали» меня эти сравнения!.. Ух, ты, и «подзадорили» в то же время!..» - переливаясь, журчали во мне противоречивые мысли.
…А вот и он, мой светлый миг! Вспышка молнии! Бешеный стук в висках! Сердце – на взводе! Удар током! Временной провал в бесконечность!
Пока я, на секундочку забывшись, выуживал свой «несравненный» кайф, половина моего безотказного 10-зарядного «кольта», к моему немалому огорчению, бездарно разрядилась в попке Варики. Внезапно «прозрев», я резко вынырнул из «Неё». И… тут же занырнул… рядышком, в развёрнутое и, хвала Всевышнему, скользкое «кремовое» великолепие её пока, к сожалению, несчастливого «цветка». Варика, было, дёрнулась, пытаясь высвободиться... Но тщетно. Я не позволил ей сделать этого. Крепко удерживая её обеими руками за мои любимые места, где скрипичные линии её тонкой талии волнительно переходят на упругие бедра, разрядил до предела, до победного конца, своё гладкоствольное автоматическое «орудие».
Да, изначальная моя задумка осуществилась лишь наполовину, а ведь не мешало бы по полной программе. Увы!.. Но и это немало! Учитывая, что «закладка» была совсем не хилая!
- Славушик, ну, как же так?! Ты ведь обещал мне!.. – хлопая длиннющими ресницами и уставившись на меня своими большущими страдальческими глазами, сокрушённо обидчиво проговорила Варика, разворачиваясь ко мне, когда я, наконец, освободил её из своих цепких рук.
- Варика, солнышко, ты совершенно напрасно на меня гневаешься… Я же хотел, как лучше! Дорогая, я подумал, зачем тебе прокисшие гормончики в недружественной кремовой среде? – оправдывался я, а далее, в шутливом тоне пафосно пропел баском, неумело крестя её при этом.
- Я окропил «святым духом» внутри твою «розочку», дочь моя!..
Что ей ещё оставалось делать, она сменила гнев на милость.
- Да-а?! Я как-то об этом не подумала, дорогой. Опять, Славушик, меня занесло куда-то не туда... Надо же, как это было вдумчиво с твоей стороны... Сама бы я ни за что не додумалась. Какой же ты у меня, однако, сообразительный и шустрый!..
- Ну, всё, а теперь, дорогая, с чистой совестью можем идти смывать свои грехи! Предлагаю немедленно искупаться.
- Я – только «за»! – без колебаний и уже радостно отозвалась Варика.
И мы с превеликим удовольствием выскользнули за борт. На Варике в этот раз была её купальная шапочка, поэтому я особо не церемонился в воде, безобразно поднимая кучу брызг. Залезая на крышу кубрика, шумно нырял с баркаса рядом с моей русалкой. Она, естественно, «дулась» на меня при этом, а я, выклянчивая её прощение, целовал её во всё, что попадалось мне от неё в руки. Она голосливо визжала от щекотки, но не сопротивлялась моим навязчивым заигрываниям. В общем, на славу порезвились, как дети. Дефилируя около якорного каната, мы разочек зажались с ней, но лишь поверхностно, вспомнив нашу «жаркую схватку» на этом месте в юности.
- Славушик, я тогда так боялась, что мы можем утонуть в любовном кайфе, при полной потере контроля над собой. Вот ведь сейчас и не верится, что мы тогда могли вытворять такое…
- Да я просто держался за этот канат на одном честном слове. Скорее всего, рефлекторно. Вот заставь меня сейчас всё это воспроизвести, так ведь не получится. Мы тогда были до крайней степени безудержны!
- И бесшабашные совершенно! – добавила Варика.
- Я бы уточнил, безбашенные! Дорогая, а, может, поищем и раковину ещё одну, как тебе такое предложение? – полу всерьёз полу шутя, спросил я.
- Боже упаси, дорогой! Вот от такого удовольствия ты уж меня избавь сегодня. Нам для полного счастья не хватает только ската номер «два».
- Раз так, то с тебя тогда ровно 22 поцелуя, - законно резюмировал я.
- Это... почему же столько много, милый? – с недоумением вопросила Варика, подплывая к борту баркаса и цепляясь за него рукой.
- А потому, милая, что именно в такое количество поцелуев укладывается компенсация за то, чтобы я не нырял на дно к скату номер «два», - я одним махом руки, приблизился к любимой, но зацепившись не за баркас, а за её плотненький задик. - Но можно заменить это справедливое вознаграждение на, адекватное ему. Скажем, к примеру, в виде твоих прелестненьких губок сама знаешь на чём. А ещё лучше, если…
Тут я смачно впился в её сочные алые уста, неимоверным образом ощущая при этом, как до того хаотичное броуновское движение электронов в моём податливом любвеобильном организме неуклонно превращается в мощный односторонний энергетический поток. Оторвавшись от вишнёвой прелести Варики, я с нескрываемым удовольствием закончил.
- …если немножечко и того, и другого вместе как бы...
Моя лукавая лисица даже картинно закатила к небу свои и без того непомерно огромные глазищи от столь непредвиденного «нахальства» с моей стороны.
- Всё, родная, ты не оставляешь своему любимому Славушику выбора, он начинает спуск ко дну. Может, он утонет совсем… - я набрал для убедительности как можно больше воздуха в лёгкие и даже начал как бы уходить под воду.
- Ну, куда же ты, дорогой, я же не сказала «нет», - она в натуральной панике схватила меня за руку, притянув к себе.
Вот что делает с человеком память. Даже спустя столько времени, она прекрасно помнила те острейшие душевные испытания, доставленные ей мною, в тот памятный День рождения. Я продолжал с упоением разыгрывать из себя обиженного пострадавшего.
- Так ты говоришь «да»? – с показным отчаянием, произнёс я, с ещё большим рвением и азартом потискивая руками её миленькую попочку, волновавшую меня всё сильнее и сильнее.
- Славушичек, ну, что ты, любименький мой, забыл, что я с сегодняшнего дня и до самого своего отъезда пообещала исполнять все твои даже самые нескромные желания.
- Рыбулечка ты моя золотая, неужели все-все-все желания? – не унимался я, с энтузиазмом продолжая своё «подводное» дело, зайдя и обхватив её тело сзади и переместив руки к её тугим грудкам.
- Разве я когда-нибудь давала тебе повод, усомниться в твёрдости моих слов? Я же люблю тебя, мой родной! Всё-всё-всё, что пожелает твоя душа… – она, повернувшись, обняла меня и нежно-нежно поцеловала.
Тут уж я, нахалюга, столь обнадёженный, вытянув Варику из воды на баркас, безгранично «обнаглев», окончательно «отпустил тормоза», в самом наиприятнейшем смысле «распоясался», что называется, «под шумок»… В общем, злоупотребил моментом...
Бедная моя терпеливая мученица Варика!.. Крема в тюбике не осталось ни капли, даже на мазок. Да и масло из наших бутербродов тоже исчезло, будто его там и не было вовсе...
Я пребывал на самой вершине эйфории и, казалось, в состоянии вечного безраздельного кайфа!..


Часть 5. Де Жа Вю

…С превеликим энтузиазмом завершив очередной раунд «приторных» дел, мы заслужено присели за наш самодельный импровизированный столик, немного перекусив, а после непринуждённо болтали о нашем прошлом, с удовольствием и наслаждением потягивая из бокалов космически божественное вино, вкусовые качества которого Варика наконец-то получила возможность без помех оценить по достоинству и, основательно налягая на него, не могла остановиться, закусывая его фруктами. Нам стало необычайно комфортно и замечательно после наших купаний, а мне вдобавок - от череды любовных искушений.
Наши залежавшиеся и засидевшиеся тела запросили смены декораций, и, понятно, мы поспешили к берегу. Между тем, стояло самое пекло. Солнце было в зените. Правда, жару лишь слегка ретушировала небольшая облачность.
Нам, конечно, пришлось приодеть свои купальные принадлежности (не в костюмах же Евы и Адама появляться на берегу!), хотя мы уже настолько приобщились к нудистским вариациям (очень уж удобно!), что облачаться в какую бы то ни было, даже минимальную одежонку, стало диковато кощунственно. Тем более, что и погода настоятельно зазывала к прохладе и располагала к максимально возможному разоблачению в плане одежды. Но куда деваться?!
На сей раз на Варике был раздельный купальник бледно розового цвета с маленькой пурпурной рыбкой на тонюсеньких плавочках, чуть выше и сбоку от её заветного «треугольничка». Крайне ласкал глаз чудный фасон верхней части купального аксессуара, по сути, едва прикрывающий характерные пикантности её основательно берущего в плен необычайно чарующего «достоинства». Дань современным тенденциям моды, если не её писк, ну что тут ещё скажешь?! Общий вид у неё был, безусловно, неимоверно искусительный, несравненно ещё более изящный и импозантный, чем в прошлый раз. Можно смело констатировать, на ней непринуждённо присутствовало нечто еле заметное, ничем особо не напрягая её гибкое обворожительное тело. Я бы назвал его экстра мини-бикини. Таких можно не пытаться лицезреть даже днём с огнём в наших «родных» магазинах. Этот безнадёжно «бесстыжий» и неимоверно откровенный купальный наряд ещё убедительнее подчёркивал её неординарно ослепительную модельную внешность и невероятно запредельную сексуальность. Я бы не смог налюбоваться ею, дай мне на это хоть целую вечность.


…Минуток этак через десять на самом полном ходу мы смело таранили мелководный берег пляжа под предельно острым углом к нему правым бортом, слегка подмяв плоским брюхом баркаса шмат прибрежной полосы.
Варика надела свою шляпу. Ну, а я, как был, так и остался в одних плавках. Спрыгнули на берег.
И что же мы увидели?.. Потрясающе! С ума можно сойти!.. Да мы будто с прошлого раза никуда и не выезжали отсюда! Ничегошеньки не поменялось за эти четыре года. Всё те же деревянные «грибочки» на пляже, соседствующие с металлическими «переодевалками», всё та же непритязательная возлёживающая и сидящая под зонтами или загорающая на своих подстилках краснотелая, разжаренная публика, вечно что-то жующая. Нам даже показалось, что дамочки, правда, сейчас заметно глубокого бальзаковского возраста, что стыдливо прикрывали глаза своим тогдашним великорослым чадам, те же самые. Разве что с ещё более солиднее раздавшимися задами и животами. И явно повзрослевший бывший «молодняк», казалось, тоже отдалённо напоминал нам кого-то из нашего далёкого прошлого. Была здесь, конечно, и новая молодая поросль, заметно выросшая из песочниц, прибавившая в годах и ставшая примерно нашего ещё тогдашнего юного возраста.
Все, как и тогда, с завидным завзятием и откровенно неприкрытым интересом и завистью поглядывали не только на сногсшибательный наряд Варики, но и, разумеется, на неё саму, столь «бесчеловечно» неприкрытую. Что уж говорить про взрослых особей мужского пола, нервно облизывавших губы и нетерпеливо ёрзавших на своих подстилках, а проходивших мимо - сворачивавших себе шеи, в упор заглядываясь на мою не в меру оголённую даму сердца. Откровенно говоря, я бы и сам на их месте тупо пялился на эту настоящую наследницу богов и её неземную красоту. И вновь все задавались всё тем же немым и риторическим во все времена вопросом, что я, простой смертный, делаю рядом с этой инопланетной принцессой?
Вновь все глаза и уши, как по команде, были повёрнуты в нашу сторону. Стопроцентно аналогичная картина четырёхлетней давности получила своё временнОе продолжение. Все, как один, внимательно сопровождали каждый наш шаг. И что же разэтакое мы собираемся делать?
Но мы-то как раз ничего такого особенного и не стремились вытворять! Разве что размять ноги слегка. Вновь с удовольствием, как и в прошлый раз, слегка пробежались по береговой линии взад-вперёд, затем немного побродили по мелководью. Однако закапываться в песок и строить фигуры, шокируя публику, сегодня нами явно не планировалось. Даже прилюдно ни разу не поцеловались! Мы их буквально разочаровывали. Но и баловать народ чем-то особо эксцентричным в наши планы не входило. Повзрослели мы с Варикой, а значит, посерьёзнели. Да и властвовали над нами совсем иные настроения. Так что, господа-товарищи, аревидерче! Цирка нынче не предвидится!..
Мы скромно присели на песок у самой воды, оказавшись за тенистой стороной баркаса, и вытянули ноги к воде, прямо к кромке прибоя, почти полностью скрыв себя от посторонних глаз. Вот почему я пристал к берегу именно правым бортом и под соответствующим углом к солнцу. Варика сняла и положила рядышком свою большую шляпу. Её роскошные пышные волосы веером рассыпались повсюду вокруг неё и на песке, и на мне. Тесно прислонившись друг к другу, мы повели свою беседу.
- Роднулик, не стоит нам, наверное, идти в посёлок, да и вообще лазить под палящим солнцем, как думаешь? – спросил я.
- Конечно, Славушик, не стоит. И вправду жарко всё-таки... - согласилась она. - Да и делать там, по сути, нечего. Хотя... мороженое тогда было вкусненькое… - и она лукаво-хитро хихикнула при этом. Ну, прямо как и тогда, четыре года назад, на подходе к магазину, когда мы, успокаивая нервную систему после непредвиденной встречи с «грабителями с большой дороги», устроили бурную поцелуйную сессию.
- Ты хочешь мороженого, дорогая? Так я могу и сам быстренько сбегать, я взял деньги... - предложил я.
- Нет-нет. Я не о том. Просто мне в связи с твоими словами в деталях припомнился тот чУдный моментик, когда мы после разборок с нашими «наглючими налётчиками» целовались с тобой посреди дороги, ни на кого не обращая внимания… Как ты после этого, присев на месте на корточки, долго не мог шагу ступить, настолько перевозбудился, помнишь, дорогой? Меня тогда поначалу почему-то смешок пробил, глядя на тебя. Но потом мне стало так жалко тебя, бедолажку… В тот момент ты казался таким беззащитным и беспомощным… Так и подмывало приголубить, приласкать тебя, но побоялась, подумала, что невольно могу сделать тебе только ещё хуже, что мы уж точно не сможем с места сдвинуться долго-долго…
- Конечно, отлично помню, солнце моё!.. Но никак не думал, что в твою память настолько глубоко западут наши такие мелкие славные эпизодики. Но в них, в этих маленьких детальках как раз и крылся весь смак наших с тобой прошлых неимоверно счастливых дней. Милая, это было необычайно здорово! Варика! Как бы я хотел вернуться в то чудесное беззаботное времечко! Но, увы… - я глубоко вздохнул, глядя на Варику.
Она, видимо, легко поддавшись этой сентиментальной ностальгической волне, подумала о том же, столь же горестно вздохнув вслед за мной. Над ней тяжким прессом хронически довлело, ко всему прочему, теперешнее невольно угнетающее её психологически состояние асексуальности, мысли о котором приходилось постоянно заглушать в себе.
- Лучше не расстраивай меня, Славушик! Я только и делаю, что постоянно зацикливаюсь на тех наших былых воспоминаниях, буквально живу ими. А что у меня, в моей жизни ещё было и есть, что осталось, кроме этого? Что ещё может меня тешить в той же степени? Нет у меня ничего более светлого, радостного, чем эти сегодняшние и наши с тобой прошедшие юные годы - лучшие годы жизни, и ты в них – мой Главный Герой. Без тебя, любимый мой Славушичек, ничего вообще не было бы у меня в моей жизни!.. Да, наверное, и меня самой давно бы не было на этом свете!..
Она замолчала, отрешённо чиркая на песке абстрактные фигуры острым краем ракушки. И мне стало так отчаянно грустно на душе, примерно, как когда-то давно, когда я держал её, спящую, в своих объятиях в нашей беседке, когда на меня накатили убийственные мысли, что уж слишком я счастливый, и что кто-то может отнять у меня это счастье, лежащее на моих руках.
Я тут же обнял мою любимую и крепко прижал к груди. Я чутко уловил, как она тихонько всхлипывает, уткнувшись в моё плечо. Её хрупкие плечики слегка вздрагивали на моём теле. Я на себе почувствовал, как горошинки её слезинок капают с её лица и стекают по моей груди, обозначаясь двумя тонкими щекотливыми струйками, видел, как потом срываясь, они падают на песок, моментально в нём исчезая…
«Боже мой, как же хрупки и беззащитны наши жизни и наша любовь на этом свете!.. Как, как мне её сохранить, уберечь, защитить?..» - отчаянно озабоченно заметались во мне горестные мысли, не находя ответа. Я лишь ещё крепче прижал к себе Варику и, пытаясь вернуть ей хоть чуточку оптимизма, с чувством промолвил.
- Любимая, не печалься так! Не надо плакать. Ты просто безнадёжно разрываешь мне сердце! Радость моя, я верю, знаю, что всё в конечном итоге с твоим организмом сложится хорошо. Всё плохое обязательно уйдёт! И очень скоро! Эта чёрная полоса в твоей жизни не может тянуться бесконечно долго... И мы обязательно будем счастливы, как когда-то… Я очень в это верю! И потом, дорогая, мы приехали сюда за позитивными впечатлениями, а, получается, наоборот, вконец расстроились с тобой.
- Да, родненький мой, прости меня! Совсем я расслабилась... Нет моих сил иной раз себя сдерживать. Нет-нет да прорывает... Но я сейчас исправлюсь... - она торопливо смахнула со щёк последние слезинки и попыталась улыбнуться мне.
Я не мог удержаться, чтобы не ухватить губами её влажные губки и не поцеловать их.


...Программа нашего мероприятия, по сути исчерпав себя, подходила к своему логическому завершению, и скоро мы снялись с места, устремляясь в обратный путь. Было уже где-то за три часа дня и ещё достаточно жарко, но бодрый встречный ветерок освежал нас.
Выбравшись на морской простор и взяв чёткий курс в сторону порта, я выставил руль ровно, а чтобы он не перемещался, концом (канатом, по-морскому) прочно подвязал его, закрепив в стационарное положение, тем самым освободившись от управления. Мы вдвоём, как и в прошлый раз, забрались на крышу кубрика. Поначалу Варика присела между моих раздвинутых ног, впереди меня. А я, сидя позади, кутаясь в её распущенных волосах, с удовольствием обняв и временами с нежностью поглаживая её руки и плечики, на ушко мурлыкал на ходу выдуманную мною экспромтом незамысловатую песенку о наших весёлых морских похождениях, успевая время от времени чмокать её то в ушко, то в шейку. Она заразительно смеялась от моих дурашливых слов и от щекотки заодно.
Потом, как и тогда, в ранней юности, полпути мы простояли на самом кончике носа баркаса. Она вновь впереди, с широко вытянутыми в стороны руками, пытаясь охватить бескрайние просторы Утлюкского лимана, а я – сзади, удерживая её в своих крепких объятиях. И снова я безоглядно тонул в аромате ёё длинных пушистых развевающихся на ветру волосах, как и в том своём далёком прошлом... Вот только состояние моё было несколько тревожным, не столь умиротворённым и счастливым, совсем не похожим на то, былое, беспечное и радужное. Стоял и не мог до конца понять природу этого своего беспокойства. Варика, глядя вперёд, на приближающийся с каждой минутой город, тоже молчала, видимо, как и я, думая о чём-то своём. Так мы и простояли, не проронив ни слова, до самого входа в порт. Наверное, это было у нас своего рода прощанием с нашей неоднозначно тревожной необычайно волнительной ЮНОСТЬЮ…


…Пока я привязывал на цепь баркас к мостику, показался вездесущий дядя Лёша. Он снова двигался в нашу сторону, видимо, к своему катеру, потому что держал в руках вёсла. Варика в этот момент находилась на причалике возле этого самого спасательного катера в ожидании меня.
- Ну, и как отдохнулось, гардемарин? Программа удалась? – весело и, как всегда, пребывая слегка навеселе, поприветствовал меня «старый» служака.
«Ну вот, опять меня в пресловутые гардемарины записал. Спрашивать как-то неудобно, но теперь уж точно надо будет не забыть посмотреть в толковом словаре, что слово сие означает», - подумал я.
- Отлично, дядя Лёша! Как говорится, с божьей помощью!
- А что ж быстро так возвернулись? Сейчас-то как раз и начинается самое благодарное времячко, вот и жара спадает. Благодать!..
- Так ведь хорошего – понемножку!.. Со временем-то у нас не очень... Мы сейчас – люди занятые. «На носу» поступление. Готовиться надо...
- Вон как? И по какому ветру, интересно, нос держишь?
- Да вот отец пытается загнать меня в Москву, в военное командное училище. Только не очень-то мне в радость туда попадать.
- А я-то думал, ты в мореходку себя готовишь… Тебе ж туда прямая дорога!.. - разочарованно отозвался дядя Лёша, вроде даже обиделся. - Ты же, почитай, уже справным моряком стал. Вон как лихо сам на сам с баркасом управляешься! Да и со стихией морской, гляди, сросся как...
- Какая там мореходка?.. О чём Вы говорите? Я и не помышлял никогда о подобных перспективах своего развития.
- А напрасно, друг мой, напрасно, ты бы всё же как-нибудь на досуге пораскинул мозгами... Ну, а что краса твоя делать будет? Куда она собирается?
Тут и Варика к нам подобралась вовремя, как раз на наш разговор о ней.
- О, дядя Лёша, тут всё близится к тому, что скоро к ней будете обращаться по самой высокой форме – «Ваше Превосходительство» - в дипломаты метит, тоже на днях в Москву отправляется, будет поступать в Институт международных отношений. Ни много, ни мало. Вот так!
- Ух ты! Да-а, сроду мне не доводилось видеть настолько милых, симпатичных дипломатов. Правда, скромный уж очень дипломат... - уже к Варике обращаясь, проговорил дядя Лёша. Варика от его слов слегка зарделась. – Тогда от души пожелаю вам обоим удачи на вступительных экзаменах. Но я бы на твоём месте всё-таки подумал о морской карьере…
- Спасибо. Не знаю, как с моей удачей сложится, но вот за Варику я точно спокоен. Будет из неё превосходный дипломатический советник. Она-то уж с её талантами поступит, как пить дать.
К этому времени я окончательно закончил консервацию баркаса, примотав цепь к вбитому в толстое бревно мостика металлическому кольцу, и порылся в сумке, вытянул недопитую бутылку с вином. Там оставалось напитка где-то ещё с треть. Протянув её «спасателю», прокомментировал.
- Дядя Лёша, не погнушайтесь испить за нашу удачу в жизни. Вот, не осилили… Уверен, такого справного винца вам вряд ли доводилось пробовать. Из «закрытого» цеха, для наших «небожителей» специально изготовлено. Настоящий элексир молодости. Батя откуда-то «оторвал», ну, а я у него, так сказать, «отжал» слегонца. Не обеднеет…
Дядя Лёша аккуратно положил вёсла на мостик. Со знанием дела, не торопясь, откупорил бутылку, понюхал содержимое. Затем, отхлебнув глоток, оценил.
- Ты смотри, умельцы-то наши умеют, однако, настоящие «шедевры» создавать!.. А чем народ наш потчуют, засранцы?! Прости, господи! Действительно, элексир. Ну, дружище, спасибо, за ваше здоровье вечерком посмакую. А вам вообще в какую сторону надо?
- Недалеко от парка Шевченко, к улице Махарадзе. А что?
- Так давайте-ка я вас «подброшу» сейчас к Детскому пляжу. Мне там надо коллегу на дежурстве сменить. Всё ж вам куда ближе будет топать, чем отсюда. Тем более, тут крутовата горка на подъём. На моей «красавице» через пару минут будем на месте, с ветерком, как говорится! А там уже дорожка в город всё же поположе будет да и по расстоянию, мне кажется, оттуда чуток ближе до парка.
- Как тебе, дорогая, такое любезное предложение? – обратился я к своей принцессе.
- Я совсем не против. Действительно, к дому будет значительно ближе.
- Тогда вперёд!


...«Да-а, ты смотри, а водомётный двигатель – неплохая штукенция, в принципе! И скорость никак не ниже, чем у «Прогресса» с приличным подвесным мотором. Точно что с ветерком!.. И, гляди-ка, к берегу подходить можно предельно близко. Милое дело! Совсем не хило смотрится катерок этот спасательный!..».



Продолжение в главе 16........

Аватара пользователя
Монгол
заслуженный писатель форума
заслуженный писатель форума
Сообщений в теме: 7
Всего сообщений: 453
Зарегистрирован: 01.07.2010
Образование: высшее техническое
Откуда: Санкт-Петербург
 Re: Трилогия «М О Р Е Х О Д К А». Книга I. «ПРОВИНЦИАЛЬНЫЕ ХРОНИКИ». Глава 15. По Волне Нашей Памяти. Части 4, 5. 18+

Сообщение Монгол »

Мореас Фрост,

Вообще, мне кажется, как-то затянуто очень.
Много мелких, незначительных подробностей, которые отвлекают чрезмерной визуализацией событий. Оставьте чуть-чуть места для работы воображения тем, кто читает, кто будет читать.

Стилистически, на мой взгляд, произведение не выдержано.

Обращение к читателю от лица Автора - для чего? Несовременно. Понимаете. Нафталин какой-то.

Это напоминает что-то из литературы позапрошлого века (типа,- "...а теперь, дорогой читатель, мы вместе с нашими отважными героями отправимся в поисках новых приключений, где нас ждут невероятные события...)
ɯǝнdǝɯни qmиv оɹǝɔʚ оɯє

Автор темы
Мореас Фрост
начинающий литератор
начинающий литератор
Сообщений в теме: 12
Всего сообщений: 94
Зарегистрирован: 09.01.2020
Образование: высшее техническое
 Re: Трилогия «М О Р Е Х О Д К А». Книга I. «ПРОВИНЦИАЛЬНЫЕ ХРОНИКИ». Глава 15. По Волне Нашей Памяти. Части 4, 5. 18+

Сообщение Мореас Фрост »

Здравствуйте, Монгол!
Спасибо за отклик.
Ну, не знаю даже, что Вам сказать по поводу затянутости и мелких подробностей. А то, что с самого начала произведение было задумано, как мемуарно-художественное, то это верно. Но такого даже жанра нет в литературе. Дневниковым его тоже не назовёшь. Могу лишь добавить,что эта повесть - самое первое из того, что я вообще написал. До него я не то, что каких рассказов не писал, я и строчки ни одной не написал. Поэтому никак не могу говорить, что в этой Книге всё путём. Я на ней, по сути, учился писать, повесть эта стала моим полигоном, и, разумеется, я буду к ней ещё не раз возвращаться, кое-что дописывать, изменять, дорабатывать. Вторая Книга, роман "Дети Лейтенанта Шмидта", конечно же, по качеству не сравнить с этой, Первой. Писалась уже на определённом опыте.

Отправлено спустя 3 минуты 9 секунд:
Монгол, а вы до этой Главы остальное всё прочли или только эту Главу выхватили?

Аватара пользователя
Монгол
заслуженный писатель форума
заслуженный писатель форума
Сообщений в теме: 7
Всего сообщений: 453
Зарегистрирован: 01.07.2010
Образование: высшее техническое
Откуда: Санкт-Петербург
 Re: Трилогия «М О Р Е Х О Д К А». Книга I. «ПРОВИНЦИАЛЬНЫЕ ХРОНИКИ». Глава 15. По Волне Нашей Памяти. Части 4, 5. 18+

Сообщение Монгол »

Мореас Фрост,

Написано множество пособий под общим (и конкретным) названием "Как стать писателем". В общей массе, конечно, - бред сивой кобылы. Но есть и вполне достойные, признанные авторы, которые решили поделиться, так сказать, опытом (а, заодно, и, срубить бабосов, разумеется). Посмотрите в Сети. Начните, хотя бы, с М.И.Веллера - "Слово и профессия", "Слово и судьба". Есть там множество полезных советов для начинающих и состоявшихся.
Мореас Фрост:
26 янв 2020, 21:43
Дневниковым его тоже не назовёшь
Абсолютно.

В заглавии у вас написано "Провинциальные хроники".

ХРО́НИКА, -и, ж. . Запись событий в хронологической последовательности.

Получается, вы описываете события, увлекаясь деталями, но забыв про сюжет и фабулу. Так пишут "Судовой журнал" в рейсе. Для моря было бы нормально (и желательно) написать, что на турачке пять шлагов полистила, плюс два - внакрой, чтобы не стравило, и чтобы ходовой конец можно было удержать одной левой, а правой - управлять контроллером. Любой инспектор от такой записи будет в восторге. А тут - читатели, и им пофиг излишние подробности. Понимаете...

Вы пишете как в том анекдоте про аксакала,- "Что вижу, о том и пою". А зачем? Местами это похоже на инструкцию, и, по-сути, не имеет никакой смысловой нагрузки, то есть - абсолютно бесполезное описание, которое не блещет изящностью слога и юмором, но взрывает мозг и раздражает своей затянутостью. Посмотрите сами, как вы, например пишете об использовании лубриканта. Что это такое? Уснуть можно, пока поймёшь что куда вставлять.
Мореас Фрост:
20 янв 2020, 21:18
опыта по смазыванию попок за мной не значилось. Первое, что пришло мне в голову, вставить тюбик в «смачную» дырочку Варики и надавить на сам тюбик, и посильнее. Когда я претворил это действие в жизнь, то понял, что законы физики в разделе «газы» и «жидкости» надо было в школе изучать лучше. Не знаю, что там попало куда следует... Но создалось впечатление, что весь по моим дилетантским замыслам вроде как запущенный вовнутрь крем по-вылезал наружу и, слепо подчиняясь закону всемирного тяготения, потянулся к её «заветному месту», щедро покрывая «Его» приличным слоем, всем своим видом напоминая сметанный крем на торте.
Или вот это, про поцелуй:
Мореас Фрост:
20 янв 2020, 21:18
я смачно впился в её сочные алые уста, неимоверным образом ощущая при этом, как до того хаотичное броуновское движение электронов в моём податливом любвеобильном организме неуклонно превращается в мощный односторонний энергетический поток


"Шёл дождь". Всё.

Не надо больше ничего.
Каждый человек видел и знает, что такое ненастье. И у каждого в жизни был "самый запоминающийся" дождь, о котором он (ваш читатель) подумает, когда прочтёт о том, что идёт дождь. Понимаете?

У каждого было то, о чём вы пишете. И для того, чтобы описать "это самое" эротичнее и откровеннее, надо быть Мопассаном. А оно вам надо, тем более, если про это уже написал Мопассан (или какой-нибудь Франсуа де Сад) ? Дайте два-три широких "мазка флейцевой кистью". И достаточно. Кому интересно - увидит то, что вы хотите.
Мореас Фрост:
20 янв 2020, 21:18
Я тут же обнял ... Я чутко уловил.... Я на себе почувствовал...
Это взято из одного абзаца. Видите, какой перебор про себя любимого?

А вот это? -
Мореас Фрост:
20 янв 2020, 21:18
горошинки её слезинок капают с её лица и стекают по моей груди
Её горошинки её слезинок на её лице, получается. Да? И сразу её становится так много, что хочется чихнуть.
Мореас Фрост:
20 янв 2020, 21:18
повесть эта стала моим полигоном, и, разумеется, я буду к ней ещё не раз возвращаться... дописывать, изменять, дорабатывать...
Мореас Фрост,

Да, не надо к ней возвращаться. Дружеский совет,- заканчивайте её, и пишите следующую. И, к слову,- вы даёте целые массивы текста, невзирая на то, принимают её люди или нет. Если после стольких публикаций на Форуме, нет ни одного отзыва, то резонно возникает мысль (у меня бы возникла, по крайней мере) - а это интересно кому-нибудь? Поверьте, если бы это по-настоящему зацепило, то уже после первой главы вы получили бы какие-то отклики и рекомендации.
Монгол:
26 янв 2020, 16:23
Монгол, а вы до этой Главы остальное всё прочли или только эту Главу выхватили?
Нет, я посмотрел несколько глав.
Но это, как бы, не моя тема, вообще. Меня заинтересовало название, тронуло, я бы сказал.

Но вы, так много нагружаете, что читать это смогут только близкие знакомые, или реальные участники событий, или родители, или дети (автора произведения). И то, не факт...

Вот это, для чего? - я так и не понял, если честно.
Мореас Фрост:
20 янв 2020, 21:18
Т Р И Л О Г И Я «М О Р Е Х О Д К А»



«Пусть погибнет вся империя,
для меня ты - весь мир»
(Марк Антоний, консул Древнего Рима)



Это имеется в виду, что любимая девушка - "весь мир", да?

Ну, в принципе, это не так важно.

Удачи вам, Мореас Фрост,

И совет, - избегайте конфликтов.
Если вы ходили (ходите) в море, то это показатель... Показатель того, что умеете выстраивать отношения в любом коллективе. А здесь, на Форуме, не самые кровожадные и не самые скандальные люди интернета вам встретились. Это правда. Вы и сами это видите, я уверен.

BRGDS
________
ɯǝнdǝɯни qmиv оɹǝɔʚ оɯє

Автор темы
Мореас Фрост
начинающий литератор
начинающий литератор
Сообщений в теме: 12
Всего сообщений: 94
Зарегистрирован: 09.01.2020
Образование: высшее техническое
 Re: Трилогия «М О Р Е Х О Д К А». Книга I. «ПРОВИНЦИАЛЬНЫЕ ХРОНИКИ». Глава 15. По Волне Нашей Памяти. Части 4, 5. 18+

Сообщение Мореас Фрост »

Спасибо вам, Монгол, за некоторый детальный обзор по нескольким главам. Понимаю, что убил часть Вашего времени. Совсем не спорю, что тексты несовершенны местами, о чём речь... Я же говорил, что это был первый мой литературный опыт, и сразу столь большая форма. Но вот вся беда, что по большей части за вашей неудовлетворённостью и желанием кое-что, грубо говоря покрамсать из текста, как раз стоит то, что читать эту повесть нужно с самого начала. Тогда многое станет на свои места и полностью выпестуется и во весь рост обнажится главная идея произведения, а откровенные сценки интима уже не станут казаться во многом лишними, хотя их и можно было бы слегка под-сократить, здесь не спорю. Произведение сие не такое уж и простое, как это может показаться на первый взгляд. И это, могу вам твёрдо сказать, не моё мнение, а довольно грамотных и заслуженных в литературном плане спецов, прочитавших эту Книгу и часть Второй.

Отправлено спустя 3 минуты 46 секунд:
Да, ещё момент. В названии повести "Хроники" имеет двоякий смысл. Это и определенная хроникальность излагаемых событий и фактов из жизни Героев, и сами Герои.

Аватара пользователя
Монгол
заслуженный писатель форума
заслуженный писатель форума
Сообщений в теме: 7
Всего сообщений: 453
Зарегистрирован: 01.07.2010
Образование: высшее техническое
Откуда: Санкт-Петербург
 Re: Трилогия «М О Р Е Х О Д К А». Книга I. «ПРОВИНЦИАЛЬНЫЕ ХРОНИКИ». Глава 15. По Волне Нашей Памяти. Части 4, 5. 18+

Сообщение Монгол »

Мореас Фрост,
Мореас Фрост:
27 янв 2020, 02:20
первый мой литературный опыт, и сразу столь большая форма
Мореас Фрост,

Очевидно, что "большая форма" не пошла вам на пользу. В том смысле, что вы изначально настроены на обширное описание событий, понимая, что не ограничены никакими рамками. Но масштаб - не сам по себе плох, понимаете... Стиль у вас хромает так, что его не вытянуть никакими размерами. Вспомните, как вы читаете, например, "Двенадцать стульев"? Открываешь на любой странице, и читаешь - читаешь - читаешь, не в силах оторваться. Помните?
Мореас Фрост:
27 янв 2020, 02:20
читать эту повесть нужно с самого начала. Тогда многое станет на свои места и полностью выпестуется и во весь рост...

Да, нет, же. Нет.

Стиль.
Ну... Как вам сказать?

Форма речи, языковые обороты, оригинальность, которой вы излагаете события, - это стиль.

Вот, вы пишете о сексе такими словами, что зубы сводит от тоски.
Мореас Фрост:
20 янв 2020, 21:18
сунул...нос в её «заветный цветок»....чтобы ...оросить ... её ... увядший «цветок»
Мой ... «коммандос» ...юркнул на весь свой размер в её скользкое... заднее пространство...
Вспоминается что-то из китайских инструкций про "нефритовый жезл" и "Феникса, порхающего в красной пещере" . Но там поэзия, которой невозможно не восхититься, а у вас- пошлость голимая. Посмотрите сами отстранённым взглядом, если сможете отбросить в сторону личные эмоции и переживания многолетней давности.

Два человека рассказывают один и тот же анекдот. И это будут разные анекдоты. Понимаете, да? Потому что, один расскажет так, что живот надорвёшь от смеха, а второй будет пресным и скучным. Бывало такое? Об этом и речь.

Вот посмотрите.

Изображение

Это Винсент Ван Гог и Питер Вагеманс. Два известных художника. Два шедевра. И тот и другой имеют одно и то же название - "Букет цветов". Видите разницу? Это и есть стиль. Прикройте рукой любую часть полотна, - изменится стиль изображения? Нет. Не изменится, и вы безошибочно скажете - кто есть кто, увидев лишь малую часть картины. Так и в вашей трилогии. Можно прочитать любой фрагмент, написанной вами книги, но, по-сути это не изменит ничего.

То есть, размер значения не имеет. Надо совершенствовать "технику изображения", стиль письма, понимаете. В этом смысле вы увлечённый и счастливый человек, - вам есть над чем работать. Это главное.
Мореас Фрост:
27 янв 2020, 02:20
...Произведение сие не такое уж и простое...это, могу вам твёрдо сказать, не моё мнение, а довольно грамотных и заслуженных в литературном плане спецов...
Мореас Фрост,

Было бы странно, если бы я выражал своё мнение с оглядкой на "заслуженных литературных спецов". Вы, ведь, пишете не для спецов. К тому же, скажу вам по-секрету,- на Форуме нет случайных людей. Все присутствующие, в большей или меньшей степени - "литературные спецы". При том,- есть весьма и весьма заслуженные и известные, - уверяю вас. И если до настоящего момента никто (почти никто ) не ответил, то это говорит, лишь, о деликатности и уважении к вам как к автору.

И ещё совет.Мореас Фрост,

Не оформляйте каждую главу отдельно. Гораздо удобнее для чтения и восприятия, для целостности и непрерывности, - продолжать публикацию в одной и той же Теме. Открывает читатель "Трилогия "Мореходка", и перед ним полный текст с продолжением и комментариями. И это будет ваша, персональная "страница", в которой вы будете полным хозяином, один на один с собой и читателями.

Удачи вам.
ɯǝнdǝɯни qmиv оɹǝɔʚ оɯє

Автор темы
Мореас Фрост
начинающий литератор
начинающий литератор
Сообщений в теме: 12
Всего сообщений: 94
Зарегистрирован: 09.01.2020
Образование: высшее техническое
 Re: Трилогия «М О Р Е Х О Д К А». Книга I. «ПРОВИНЦИАЛЬНЫЕ ХРОНИКИ». Глава 15. По Волне Нашей Памяти. Части 4, 5. 18+

Сообщение Мореас Фрост »

День добрый, Монгол!
Спасибо за очередное послание и заботу о моём "чистописании".
Нисколько не сомневаюсь, да и не сомневался изначально, что здесь, на этом сайте, кроме кичливо-крикливых особ, достаточно нормальных, выдержанных, адекватных людей, опять же и настоящих спецов. Да вот хотя бы ваш голос - тому пример.
В ваших критических посылах по следам произведения присутствует своя логика и я, разумеется, прекрасно понимаю и принимаю их к сведению. Но вот повально согласиться с вами у меня не получается. Я не могу согласиться с вашим методом - выхватывание отдельных микроэпизодиков из общей канвы произведения с их тщательной препарацией. Я также не считаю правильным и корректным проводить параллели, подобно приведённым вами в качестве примера картинок с цветами. Да, красивая вроде как параллель и, казалось бы, верная, но она здесь не может работать столь же успешно. Почему? Отвечаю. Потому как нет в моём произведении (оно построено мною именно в таком своеобразном ключе, и я вам уже объяснял, что нет такого жанра в литературе), как вы это правильно заметили, не существует цельности единого стиля. У меня совершенно нестандартно построенное произведение - на основе смешения нескольких жанров. Вот почему я сразу и спросил вас, как вы читали его - полностью, с начала и до конца (хотя самого конца пока нет) или частично, выборочно? Это имеет значение. Вот почему в вашем варианте отрывочного ознакомления вы со своей логикой мыслей вполне справедливы. Вот столь же поверхностно судили и все остальные "крикуны". Правда, они как раз вообще ничего не читали, зато приняли картину с чужих слов, точно так же случайно выхваченных из текста отдельных фрагментов, тиражируя набор чужих мыслей, и тут же принявшись хором креймить позором. Ну, а приснопамятная Марго, затеявшая всю эту нездоровую вакханалию, так вообще заявила, что прочла лишь самую концовку одной подглавки, зато по её следам сразу с энтузиазмом склепала широкоформатный разбор ошибок с навешиванием сомнительных ярлыков.
Что касается выставления моей повести "ПХ", то я не сумел выставить его крупным куском в одной "теме", поэтому довелось его дробить. Скажем так, я вообще сделал глобальную ошибку, не разобравшись, по неопытности, не зная "местных" нравов, погорячился, запустив тут слишком широкоформатное произведение. А здесь, как я чуть позже понял, крупные формы не катят. Но мне никто об этом не сказал сразу. А надо было ограничиться лишь отдельными небольшими морскими рассказами и потихоньку собирать урожай откликов.... Но что сделано, то сделано. Осталось выставить всего две Главы, и отвалю отсюда куда подальше... Увы, скучно тут с такими, как гениалиссимус Марго, которой, видимо, из-за меня не достаёт места под солнцем.

Аватара пользователя
Монгол
заслуженный писатель форума
заслуженный писатель форума
Сообщений в теме: 7
Всего сообщений: 453
Зарегистрирован: 01.07.2010
Образование: высшее техническое
Откуда: Санкт-Петербург
 Re: Трилогия «М О Р Е Х О Д К А». Книга I. «ПРОВИНЦИАЛЬНЫЕ ХРОНИКИ». Глава 15. По Волне Нашей Памяти. Части 4, 5. 18+

Сообщение Монгол »

Мореас Фрост,
Это ваши слова?

Мореас Фрост:
27 янв 2020, 02:20
К сожалению, многие...в погоне за сиюминутным «результатом» неоправданно грешат... выставляя на суд заранее сырые, окончательно не доработанные ими произведения или их главы. Это тоже, на мой взгляд... вредная практика. Она не благоприятствует имиджу такого Автора и говорит о неуважении и пренебрежении к своему читателю. Какого бы качества эти ошибки ни были...

... что стоит для серьёзно пишущего лишний раз-другой дополнительно «прошерстить» своё «детище» внимательным взглядом, не торопясь, в спокойном режиме, избавив читателя от элементарного спотыкания (именно это я имею в виду) по тексту? Просто снять все лишние вопросы… Вот и имеем, извините, что имеем…


Здесь вы обращаетесь к тем, кто по вашему мнению, грешит перед читателем небрежностью. Я и есть "тот самый читатель". И по вашему призыву предлагаю вам профессионально посмотреть на свой роман, отбросив эмоции и воспоминания.
Мореас Фрост:
27 янв 2020, 02:20
...выхватывание отдельных микроэпизодиков из общей канвы произведения с их тщательной препарацией. Я также не считаю правильным...Почему? Отвечаю. Потому как нет в моём произведении (оно построено мною именно в таком своеобразном ключе, и я вам уже объяснял, что нет такого жанра в литературе), как вы это правильно заметили, не существует цельности единого стиля...
Всё правильно! И я об этом же.
Нет такого жанра в литературе. И не будет никогда. Это же ваши "краски и кисть". Если их нет, то ничего не получится. Стиль у вас - отсутствует. А мест, где "взгляд спотыкается" - перебор. Понимаете.

Это нормально, что вы имеете свой персональный взгляд. Я же, - только высказываю своё частное мнение. Оно может не совпадать с вашим. Это ничего.
Мореас Фрост:
27 янв 2020, 02:20
..."крикуны"... вообще ничего не читали, зато приняли картину с чужих слов...и тут же принявшись хором креймить позором...
Вы и в самом деле думаете, что отзывы о вашем романе писались с чужих слов? Нет, вы ошибаетесь.
Мореас Фрост:
27 янв 2020, 02:20
...Что касается выставления моей повести "ПХ", то я не сумел выставить его крупным куском в одной "теме", поэтому довелось его дробить ...
Правильно.
Не оформляйте следующие главы романа новыми Темами. Понимаете?
Вот здесь. Прям в этой теме (где мы с вами общаемся) - публикуйте очередную главу. Нажимаете флажок "Ответить" - и загружаете текст. Он будет продолжением предыдущей главы после полемики и обмена мнениями. И вам проще, и читателям нагляднее,- крутанул колёсико, и вернулся выше по тексту.
Мореас Фрост:
27 янв 2020, 02:20
...Марго, затеявшая всю эту нездоровую вакханалию...Увы, скучно тут с такими, как гениалиссимус Марго, которой, видимо, из-за меня не достаёт места под солнцем ...
Ну...
Что сказать?

Выходит, есть и конкретный виновник (виновница) в вашей неудаче, да?
Есть, даже, такое мнение, что Марго вообще, многим мешает жить на свете.
Не обращайте внимания.
Это враньё...
ɯǝнdǝɯни qmиv оɹǝɔʚ оɯє

Автор темы
Мореас Фрост
начинающий литератор
начинающий литератор
Сообщений в теме: 12
Всего сообщений: 94
Зарегистрирован: 09.01.2020
Образование: высшее техническое
 Re: Трилогия «М О Р Е Х О Д К А». Книга I. «ПРОВИНЦИАЛЬНЫЕ ХРОНИКИ». Глава 15. По Волне Нашей Памяти

Сообщение Мореас Фрост »

Ну, вы в самом начале процитировали меня совсем из другой оперы (вы уже, оказывается, и туда добрались) и совершенно мною сказанного по-другому конкретному случаю. Сюда это совсем не тулится... Не про те "небрежности" там шла речь.
Я всё прекрасно понимаю, о чём вы хотели сказать. Я тоже не слепой. Если быть до конца откровенным, то и мне самому много чего в "ПХ" не нравится. Но пока что, в любом случае, в моих планах нет переписывать эту повесть. Мне не до этого. А жанр я своей трилогии, по совету умных людей, давно определил - это художественно-мемуарная трилогия или мемуарно-художественный цикл, как угодно, так и можно называть "Мореходку".
От здешней публики, как таковых разумных степенных отзывов как раз и не было. И эти ребята уж точно не читали. А были в основном отдельные недружелюбные реплики-тявканья с места, начало которым положила славноизвестная скандалистка Марго. Наверное, ей стало просто скучно. Но, мне кажется, что она сейчас жалеет, что подняла эту бурю в стакане. Вот только признаваться не желает из-за гордыни. Но я её уже простил про себя. Я не злопамятный.
А причём здесь виновник или виновница моих неудач? Я не ищу виноватых. Во-первых, смотря что считать за неудачу. А, во-вторых, самый главный виновник - это, прежде всего, я сам. Потому как сунулся в изначально неудачный формат. Далее - лишь производная от моего тут появления.

Аватара пользователя
Монгол
заслуженный писатель форума
заслуженный писатель форума
Сообщений в теме: 7
Всего сообщений: 453
Зарегистрирован: 01.07.2010
Образование: высшее техническое
Откуда: Санкт-Петербург
 Re: Трилогия «М О Р Е Х О Д К А». Книга I. «ПРОВИНЦИАЛЬНЫЕ ХРОНИКИ». Глава 15. По Волне Нашей Памяти

Сообщение Монгол »

Мореас Фрост:
27 янв 2020, 17:54
Если быть до конца откровенным, то и мне самому много чего в "ПХ" не нравится
:good:

Я вас понимаю.

Возможно, как раз, хроника для такого романа не подходит (высказываю предположение, не утверждаю). Вам приходится описывать события поочерёдно, одно за другим в хронологической последовательности. А если сделать это "кусками", как фильм? Воспоминания главного героя на фоне событий из морской жизни. И не только из морской, есть множество "околоморских" (береговых) случаев, косвенно связанных с профессией.
Мореас Фрост:
27 янв 2020, 17:54
Не про те "небрежности" ...шла речь.
Я понимаю.
Но это ваши слова, и мерки, которыми вы готовы мерить других, но не себя.Так не получится.

Посмотрите стилистику.

Есть элементарные, простые и действенные приёмы изображения.
Да-да... Изображения.

Потому что, литератор не рассказывает, а именно показывает сцену. Лучше всего - показывать события в движении. Имеется в виду, буквально, - вы описываете событие, где что-то движется, трясутся ноги-руки-голова, или выпадает грудь героини из блузки, или прядь волос падает на покрытое испариной лицо, или связка ключей выпадает из кармана во время оргазма, ну... что-то такое, понимаете? Когда обозначено движение, то это сразу активирует восприятие, и весь рассказ становится живым, кинематографичным. Понимаете...

С большой натяжкой, можно разглядеть сюжет в вашем романе. Он достаточно беспомощен, и всё же. Но способ описания, который вы используете, тормозит произведение, превращая его в статичную неподвижную массу, и не подразумевает никакой динамики.

Посмотрите "бессюжетную" прозу Генри Миллера. (Любой из его "Тропиков" или "Крыши Парижа")

Там, вообще, как бы, ничего не происходит. Но... :roll:

Сравните это с тем, что получилось у вас.

Всё. Мореас Фрост
Удачи вам!

Отправлено спустя 17 минут 54 секунды:
Мореас Фрост:
27 янв 2020, 17:54
У меня совершенно нестандартно построенное произведение...жанр я ...давно определил - это художественно-мемуарная трилогия или мемуарно-художественный цикл...
Посмотрите, как в этом жанре писал трижды герой Советского Союза А.И.Покрышкин.
Книга называется "В небе войны".
Оторваться - невозможно.
ɯǝнdǝɯни qmиv оɹǝɔʚ оɯє

Автор темы
Мореас Фрост
начинающий литератор
начинающий литератор
Сообщений в теме: 12
Всего сообщений: 94
Зарегистрирован: 09.01.2020
Образование: высшее техническое
 Re: Трилогия «М О Р Е Х О Д К А». Книга I. «ПРОВИНЦИАЛЬНЫЕ ХРОНИКИ». Глава 15. По Волне Нашей Памяти

Сообщение Мореас Фрост »

Ну вы тоже сравниваете с Покрышкиным! Это и тематика совершенно разная и, я бы сказал, там у него вовсе не мемуарно, а, считай, построена чуть ли не на одних диалогах вся книга - сплошь художественное. Описаний практически нет. Как можно сравнивать несравненное? У меня тоже местами очень даже живо бывает, где главы на диалогах построены. Но, увы, в моей теме без описаний никак не обойтись. А это по-любому будет тормозить драйв. Здесь я соглашусь, но и сделать ничего не могу. А увязывать страницы прошлого (детства) с настоящим совсем взрослым, это всё одно, что сесть и заново писать произведение. Я себе подобного позволить, по крайней мере пока, не могу.
Ну, да ладно. Я вам всё равно благодарен за честный и доброжелательный взгляд на моё художество. И, в свою очередь, хочу пожелать тоже удачи и жизненного вдохновения.

Аватара пользователя
Монгол
заслуженный писатель форума
заслуженный писатель форума
Сообщений в теме: 7
Всего сообщений: 453
Зарегистрирован: 01.07.2010
Образование: высшее техническое
Откуда: Санкт-Петербург
 Re: Трилогия «М О Р Е Х О Д К А». Книга I. «ПРОВИНЦИАЛЬНЫЕ ХРОНИКИ». Глава 15. По Волне Нашей Памяти

Сообщение Монгол »

Мореас Фрост,

И вам удачи!
Пусть всё у вас сложится наилучшим образом.
Желаю вам найти свой стиль и путь в литературе, и обрести своего читателя.

:friends:

PS

Если будете публиковать новые главы, - размещайте их прямо здесь, в этой ветке.
Не открывайте новую Тему. Это совет. Так удобнее следить за сюжетом.
ɯǝнdǝɯни qmиv оɹǝɔʚ оɯє

Автор темы
Мореас Фрост
начинающий литератор
начинающий литератор
Сообщений в теме: 12
Всего сообщений: 94
Зарегистрирован: 09.01.2020
Образование: высшее техническое
 Re: Трилогия «М О Р Е Х О Д К А». Книга I. «ПРОВИНЦИАЛЬНЫЕ ХРОНИКИ». Глава 15. По Волне Нашей Памяти

Сообщение Мореас Фрост »

Да осталось три главы всего. Уж попробую добить! А то как-то не серьёзно получается, почти всё выставил, а концовку не дал. плохо только, что те, кто читал, не найдут теперь продолжения. Ведь привыкли к подаче поглавно. А я было выставил отдельно, так Титов взял и снял её. Ладно, попробую выставить тут, кто ищет, тот всегда найдёт. Я полагаю, и вам будет интересно узнать, чем же всё кончилось.... Хотя можете и через "Проза ру" посмотреть, если будет желание.
Как-то до связи!
73!

Аватара пользователя
Монгол
заслуженный писатель форума
заслуженный писатель форума
Сообщений в теме: 7
Всего сообщений: 453
Зарегистрирован: 01.07.2010
Образование: высшее техническое
Откуда: Санкт-Петербург
 Re: Трилогия «М О Р Е Х О Д К А». Книга I. «ПРОВИНЦИАЛЬНЫЕ ХРОНИКИ». Глава 15. По Волне Нашей Памяти

Сообщение Монгол »

Мореас Фрост:
27 янв 2020, 22:51
...попробую выставить тут, кто ищет, тот всегда найдёт. Я полагаю, и вам будет интересно узнать, чем же всё кончилось...
Разумеется!
Пишите здесь. Не сомневайтесь.
ɯǝнdǝɯни qmиv оɹǝɔʚ оɯє

Аватара пользователя
Марго
Гениалиссимус
Гениалиссимус
Сообщений в теме: 1
Всего сообщений: 13737
Зарегистрирован: 11.11.2009
Лучшие Ответы: 2
Образование: высшее гуманитарное
Откуда: Моcква
 Re: Трилогия «М О Р Е Х О Д К А». Книга I. «ПРОВИНЦИАЛЬНЫЕ ХРОНИКИ». Глава 15. По Волне Нашей Памяти. 18+

Сообщение Марго »

Мореас Фрост:
27 янв 2020, 22:31
Как можно сравнивать несравненное?
Изображение

Может, все-таки несравнимое, гражданин "писатель"?

Автор темы
Мореас Фрост
начинающий литератор
начинающий литератор
Сообщений в теме: 12
Всего сообщений: 94
Зарегистрирован: 09.01.2020
Образование: высшее техническое
 Re: Трилогия «М О Р Е Х О Д К А». Книга I. «ПРОВИНЦИАЛЬНЫЕ ХРОНИКИ». Глава 15. По Волне Нашей Памяти. 18+

Сообщение Мореас Фрост »

Да, благодарю, Марго, именно "несравнимое", зарапортовался в спешке, бывает...

Аватара пользователя
globus
начинающий литератор
начинающий литератор
Сообщений в теме: 1
Всего сообщений: 80
Зарегистрирован: 30.11.2019
Образование: высшее техническое
Профессия: мастер-универсал
Откуда: Нью-Сибирск
 Re: Трилогия «М О Р Е Х О Д К А». Книга I. «ПРОВИНЦИАЛЬНЫЕ ХРОНИКИ». Глава 15. По Волне Нашей Памяти. 18+

Сообщение globus »

Извините, что вмешиваюсь.
Монгол:
27 янв 2020, 13:18
сунул...нос в её «заветный цветок»....чтобы ...оросить ... её ... увядший «цветок»Мой ... «коммандос» ...юркнул на весь свой размер в её скользкое... заднее пространство...
Если там такое есть, то запретить писать без разговоров, под угрозой лишения средств производства. Мореходка с мемуарами, понимаешь :-)

Автор темы
Мореас Фрост
начинающий литератор
начинающий литератор
Сообщений в теме: 12
Всего сообщений: 94
Зарегистрирован: 09.01.2020
Образование: высшее техническое
 Re: Трилогия «М О Р Е Х О Д К А». Книга I. «ПРОВИНЦИАЛЬНЫЕ ХРОНИКИ». Глава 15. По Волне Нашей Памяти. 18+

Сообщение Мореас Фрост »

Уважаемый товарищ Глобус, ну, к чему это вам? Зачем вы СВОИМ нездоровым носом снова лезете туда, куда вам и не надо было бы?!... Тем более в середину повествования? Чтобы потом вот так вот дёшево возмущаться?!... Не стоит щёки раздувать!.. А если уж залез невпопад, то спокойнее, интеллигентнее стоит реагировать на любые жизненные проявления, а не истерить, как баба базарная! Гордыня вами говорит в полный голос и бес путает...
Должен открыть вам Америку, читать солидные по размеру и непростые по пониманию вещи пристало не с конца или выдёргивая куски из серединки или, тем паче, у кого-то их лямзить, а читать с самого начала, осмыслив полный контент, если появляется жгучее желание блеснуть своими мыслями с умом и на полным основании (если они, мысли вообще рождаются, нормальные)

Автор темы
Мореас Фрост
начинающий литератор
начинающий литератор
Сообщений в теме: 12
Всего сообщений: 94
Зарегистрирован: 09.01.2020
Образование: высшее техническое
 Re: Трилогия «М О Р Е Х О Д К А». Книга I. «ПРОВИНЦИАЛЬНЫЕ ХРОНИКИ». Глава 15. По Волне Нашей Памяти. 18+. Главы 20, 21

Сообщение Мореас Фрост »

Т Р И Л О Г И Я «М О Р Е Х О Д К А». Книга I. «ПРОВИНЦИАЛЬНЫЕ ХРОНИКИ». Глава 19. СТОЛИЧНЫЕ СТРАСТИ


Мореас Фрост


Т Р И Л О Г И Я «М О Р Е Х О Д К А»



«Пусть погибнет вся империя,
для меня ты - весь мир»
(Марк Антоний, консул Древнего Рима)




Книга I. «ПРОВИНЦИАЛЬНЫЕ ХРОНИКИ»



ВРЕМЯ ВЗРОСЛЕТЬ (настало)


Главный Герой второй раз в жизни оказывается в Москве
с понятной задачей - продавиться в это «звонкое» военное
училище. Правда, оказывается, что училище это не в самой
Москве, а в скромном подмосковном городке Ногинск. А ещё
оказалось, что вступительные экзамены так и вообще у них
проистекают за городом, на территории летнего училищного
лагеря. В столицу попали под выходные дни. Остановились,
как это обычно случалось, у своих дальних, но необычайно
радушных родственников. Семейство непростое. Люди видные
и далеко не от сохи. После обильного застолья в их честь
Герой решает сгонять на экскурсию - посмотреть, что ж он
за «зверь» такой - этот пресловутый МГИМО, куда умчалась
поступать его любимая Варика. На минорном фоне совсем не
самых благостных впечатлений и мыслей от дальней поездки
по просторам столицы он сразу же попадает в цепкие тиски
любопытного родственника. Много чего познавательного и в
общем, и философском плане довелось ему послушать из уст
сочувствующего дядюшки. Да, во многом слова родственника
оказались созвучными с видением самого Героя. Вот только
вещий сон его, увиденный этой ночью, выдался совсем не в
руку


Глава 19. СТОЛИЧНЫЕ СТРАСТИ

Часть 1. Московские родственники

6 июля 1972 года.
В самых растрёпанных и тревожных чувствах садился я в Херсоне на поезд, следующий в Москву. Нет, совершенно не боязнь провала на вступительных экзаменах меня беспокоила. Об этом я вовсе не думал, точнее, ещё не думал. К предстоящим экзаменационным перипетиям относился на удивление спокойно. У меня не было того чувства, что я еду ставить на кон нечто очень важное, весомое в моей жизни. Я всё ещё находился под впечатлением моего недавнего болезненного расставания с Варикой.
Прошло уже три дня с момента нашего последнего поцелуя на перроне автовокзала, а я так и не сумел справиться и внутренне смириться с щемящим чувством долгой предстоящей разлуки. Оно, это коварное чувство, по-волчьи беспрерывно беззастенчиво грызло и хищно поедало меня изнутри, не покидая ни на минуту, не оставляя мне душевного покоя.
Ещё во мне теплилась ниточка надежды на возможность встречи с Варикой в Москве, невзирая на то, что виделась мне она иллюзорной. Ну, где её можно обнаружить, даже если целый день рыскать по всей обширной территории этого самого МГИМО? Или простоять там на дежурстве на центральном входе не один день? А у меня-то только и есть, что один день в запасе. И, вероятно, только один процент из ста - на положительный исход. Да нет, и того, наверное, меньше. Тут разве что её величество госпожа Удача могла бы смилостивиться и помочь. Вот только изменяет она мне в последнее время... Единственный экзамен у Варики - неизвестно когда. Вряд ли она будет целыми днями крутиться там, в многочисленных корпусах. Ну, как вариант, навести справки в «Приёмной комиссии»? Но тогда надо точно знать, на какую специальность она подавала документы. А иначе – что пальцем в небо тыкать при тамошнем многообразии различных факультетов... Да и никто не обязан мне давать никаких справок. С какой радости? Кто я такой?.. Сплошные вопросы и вопросы… Тоска зелёная!.. Вот если бы был у меня её московский телефон, где они остановились... Наверняка, он существует! Вот, дурья башка, совершенно не подумал о таком напрашивающемся и простом подстраховочном варианте коммуникации своевременно! К тому же можно было заодно и адрес у Варики перехватить, где они квартируются. И здесь явный прокол с моей стороны. Настолько явный, что сейчас виден невооружённым взглядом. Та-ак, видать, головы наши кругом пошли в последние дни перед её отъездом… Что у меня, что у неё. Ну, почему нормальные мысли приходят в голову с большим опозданием?.. Вот что значит, совершенно нет житейского опыта в этом плане! Ни у меня, ни у Варики…


Я ехал не один. Вместе со мной поступать в это же училище отправлялся парнишка из глубинки Херсонщины. Звали его Александр Кадуцкий. В принципе, неплохой хлопец, простой и ненавязчивый, хоть и слегка «забитый». Он был из многодетной семьи, седьмым, самым младшим ребёнком. Мы с ним в дальнейшем держались вместе, без особых проблем ладили. Его самый старший брат, уже немолодой, лет под сорок, служил в Генеральном штабе ВС (Вооружённых Сил) СССР в чине подполковника. Руки у такого уважаемого департамента очень длинные. Так что его поступление, можно сказать, читалось как «дважды два». Да и настроен на успех он был крайне решительно, в отличие от меня. Очень рвался пойти по стопам старшего брата. Тот должен был встречать нас в Москве с поезда. А нас обоих сопровождал мой отец. Он ехал как раз встретиться со старшим Кадуцким для окончательного «наведения мостов», в целях моего вероятного безболезненного «проталкивания» в элитное учебное заведение. Единственное непременное условие для положительного решения этого вопроса – обязательная сдача вступительных экзаменов.
Как оказалось на деле, всё, действительно, было заранее продуктивно оговорено и подготовлено. За меня всё практически решили и сделали по максимуму без меня. Дело было за «малым» – постараться сдать эти самые экзамены, даже неважно, на какие оценки. Блат – он и есть блат. Так тогда это называлось. В данном случае – протекция, что не меняло сути вещей. Это существовало во все времена, а в те – подавно, всё держалось на этом одном очень простом принципе. Ты – мне, я – тебе. Таковы, стало быть, реалии.


…Москва встретила нас не свойственной ей жарой. Но нас-то разве этим испугаешь? Мы у себя привычны и к большему температурному экстриму. Эта погода нас абсолютно не напрягала.
Действительно, на перроне вокзала нас встречал высокий бравый подполковник, но почему-то в военно-морской форме – старший брат Кадуцкий, звали его Анатолий. Мы сразу договорились о будущей встрече на утро 9 июля, чтобы вместе отправиться на место приёмной комиссии училища для постановки на учёт (документы наши – личные дела - формировались райвоенкоматами по месту жительства, и давно посланные, находились там, на месте). Кстати, надо отдать должное Армии тех лет, и это было немаловажно, свои возможные потенциальные кадры она доставляла и отправляла домой за свой счёт, даже проваливших вступительную кампанию.
Анатолий лично взялся нас всех туда завезти на служебном авто. Он, понятно, знал туда дорогу. Сам когда-то давно заканчивал это же училище. Вот почему меня смутила его форма одежды. Училище-то – сухопутное, а форма его была военно-морская. Но всё объяснялось просто: он курировал некоторые вопросы в военно-морском департаменте Генштаба.
Как оказалось, знаменитое заведение находилось не в самой Москве, а в подмосковном городе Ногинск. А вот его «Приёмная комиссия» располагалась даже не в городской черте, а в летнем лагере училища, расположенном довольно далеко за городом, в живописной лесной зоне. Там нам и предстояла вся эта экзаменационная кутерьма. Вон оно как! А я, понимаешь, губу раскатал о прогулках по Москве, да ещё и бредил встречей с Варикой – наивный молодой человек!


Ну, здравствуй, столица нашей Родины! Не очень ты мне по нраву, однако. И была, и есть. Неуютно здесь простому, маленькому человеку, не привыкшему к подобным размахам. Хотя вроде раздолье, просторы улиц широкие и проспекты не меньшие. Но давят своей мощью высотные застройки многоэтажек. Шумящий, гремящий, многоголосый транспорт. Народищу – тОлпы, со всех краёв необъятной страны. Сплошная суета. Привычка нужна для такой жизни.
Я здесь не впервой. Помнится, как-то в ранней юности ездили всей семьёй на родину отца, в Горьковскую область. Дело было зимой. Тогда, на обратном пути, проездом, мы остановились погостить у отцовых родственников в Москве на три дня. Они жили в самом центре города, рядом с ВДНХ и высоченным памятником-стеллой «Покорителям космоса» в конце аллеи Космонавтов. Хорошо с тех пор помнил всё. И достаточно неплохо ориентировался в этом районе. Потому что мы за те несколько дней по-исходили его изрядно, на лыжах и на санях катались по высоким горбам этой самой аллеи. Вот и сейчас мы с отцом, простившись с обоими братьями Кадуцкими, поехали к этим же родственникам на временный постой.


Дядя Валера был блондинистого типа мужчина, высокий, стройный, подтянутый, без всякого намёка на животик с интеллигентной, аккуратно стриженой профессорской бородкой, хотя был только кандидатом технических наук. Он приходился мне троюродным дядей. Тётя Раиса - в противовес мужу - черноволосая, но под стать ему росточком, боевая деловитая женщина, с лёгкой возрастной полнотой, нисколько её не портившей. Они были приблизительно одного возраста с моим отцом, лет 45-и, и людьми далеко не простыми. Последнее время жили они вдвоём в однокомнатной квартире (их 21-летняя дочь Ольга была студенткой последнего курса МГУ, и давно вела самостоятельную жизнь), сделав размен своей бывшей трёхкомнатной квартиры на одно- и двухкомнатную – для дочери, но были нам, как и всегда, рады. Тем более что надолго засиживаться у них в наши скромные планы не входило.
Дядя Валера трудился одним из ведущих инженеров-конструкторов ракетной техники, правда, не знаю, под чьим конкретно «крылом». Не признавался даже нам – это были сурово секретные сведения. Тётя Рая работала в Швейцарском посольстве главным администратором-распорядителем или завхозом по-нашему. Но с более расширенными функциями, касающимися и руководства обслуживающим персоналом. Отнюдь не рядовые труженики.
Дом их, конечно - полная чаша. Холодильник буквально ломился от всяческих заморских дефицитов и разнообразных емкостей с красочными иностранными этикетками. А настолько богатого, изобильного стола, который был накрыт в нашу честь (отца моего они очень уважали и любили), я в своей жизни ещё ни разу не видел. Простых в нашем повседневном понимании продуктов на столе, ну, разве что кроме хлеба, я не узрел. Зато, пестря своей необычностью, радовали глаз: консервы с беконом, разные копчёности, включая и рыбные, крабовые и креветочные деликатесы, солёные грузди, настоящий швейцарский сыр, весь в дырках, сквозь которые, наверное, мышь целиком проскочить сможет, и ещё целая куча всего-всего. Про чёрную и красную икру я благородно умолчу – хоть бери ложку и ешь, сколько хочешь. Да и с выпивкой обстояло в столь же масштабном духе. Из бара на выбор было выставлено с десяток разнокалиберных пузатых и тонких витиеватых бутылок всевозможного иноземного «зелья», разной ёмкости и разного цвета и прозрачности напитков. Была и наша, доморощенная, советская водка. Только не та, что в простых народных магазинах выторговывалась, с крышками-«бескозырками», а со специальными, лихо отвинчивающимися. Сами эти емкости, да и этикетки на них приятно ласкали глаз своим исполнением. Хотя названия все практически те же. И «Столичная» тебе, и «Московская», и «Посольская». Всё это была водка специального экспортного исполнения, которая никакими судьбами не могла «засветиться» на наших родных прилавках. А ещё стояло впервые мною увиденное датское пиво в диковинных для нас алюминиевых банках. Наконец, «загадочная» и легендарная «Кока-Кола» в стеклянных изящных резных бутылочках, и прохладная, прямиком из холодильника. Короче говоря, видать, всё, что в их закромах присутствовало, было перед нами великодушно выложено и развёрнуто.
Тут и картошечка с пахучим мясцом только-только с жару-пылу подоспела. Ну, и как же тут, так сказать, не поднять и не опрокинуть рюмашку с каким-нибудь благородным напитком? Разлили «нашу», «Столичную». На мой счёт отец было запротестовал, правда, довольно вяло, но дядя Валера его по-придержал.
- Паша, да брось ты, какой он у тебя уже ребятёнок? Полноценный мужик растёт, вон, без пяти минут воин. В кои-то веки, побалУется. Водка - классического образца, импортного разлива. Гарантирую, голова наутро останется свежайшая. Это же не то - наше магазинное дерьмо. Ты же в курсе, как нас блюдут, как космонавтов. Пока не обижают, слава Богу.
Весёлым мужиком был дядя Валера, с хитрым юморком. Простым и лёгким в общении. Любые даже самые «скользкие» вещи называл своими именами. Не знаю, с нами ли только? Нравился он мне. Ещё из нашего прошлого визита к ним, помню, рассказывал, что ему не столь давно и в космическом полёте побывать довелось. Только он не в простом, а «закрытом» полёте был, одном из экспериментальных, летал борт-инженером. Здоровье тогда, говорит, позволяло. И даже не спрашивали, хочешь – не хочешь… Родина приказала – и... полетел... Правда, тренировочка перед полётом была ещё та! Оказывается, подобных «непростых», не афишируемых полётов в те времена было никак не меньше, чем со всем известными газетными и телевизионными выставочными героями-космонавтами. А возможно, даже и больше. В условиях реального космоса несметное количество разного экспериментального оборудования, очень сложного и важного, приходилось доводить «до ума». Обычные космонавты в нужном объёме с испытательным оборудованием не справляются. Да и не до того им бывает там. Они ведь лишь эксплуатационники. Дядя Валера тогда даже свой именной, с номером, значок космонавта показывал мне. Ими награждались все те, кто действительно побывал в космосе. Ещё и орден давали - «Трудового Красного Знамени». Ну, и, разумеется, все из этого вытекающие привилегии в придачу. Вот такие тихие и неприметные люди творили нашу космическую историю. И, слава Богу, что Родина их тоже не забывает. Помогает во всём.


Вторую половину дня я решил потратить на прогулку по Москве. Но не просто так, а, так сказать, с прицелом. Сгонять посмотреть, где же этот пресловутый МГИМО, и что это за институт такой благородный? Как говорится, взглянуть на натуре, заценить своими глазами. «Врага» не мешает знать в лицо. Не буду скрывать, возненавидел я всеми фибрами души это вшивое элитное долбанное заведение, с его противным сокращённым названием, режущим мой нежный слух, которое столь безапелляционно собиралось разъединить, разлучить меня с моей любимой Варикой. Тем более настолько несусветно далеко находилось оно от родных краёв. Наивно смешно, конечно, прямо-таки по-детски! Но для меня всё это обстояло именно в таком духе.
Поинтересовался у дяди Валеры, как туда проще добираться на метро?
- Тебе надо зайти в «подземку» у нас, на остановке «ВДНХ», а там сориентироваться по карте маршрута. Но МГИМО, конечно, от нас далековато. Не меньше часа езды, в противоположном конце города. И не забыть «перепрыгнуть» с «ветки» на «ветку». Не боишься сам-то, не заплутаешь?
- А что там сложного? Главное, «переходы» на «ветках» не «прошляпить». Чтобы потом не возвращаться, не терять лишнее время.
- Это верно. Ну, тогда удачи!


Часть 2. Мужской Разговор

…И я, вот дурачило!.. попёрся через всю Москву. На другой край света. В общей сложности потратил в одну сторону не час, а как бы все два. Ещё полчаса – пока разобрался, а где же тут главный фасад? Подойдя к центральному входному корпусу, до меня, наконец, докатило, что в такой людской клоаке, бесконечно в обе стороны втекающей и вытекающей из двух дверей, не то что обнаружить кого-то, но и мимолётом уловить чьё-то даже давно знакомое лицо, невообразимо сложно. Тем более в такое «горячее» вступительное время, когда народу – прорва. Зайдя внутрь, я просто потерялся в толпе. Как можно здесь вообще что-то понять, разобраться?! Как можно учиться в таких запутанных каменных джунглях, в этом диком муравейнике?! Столько разных корпусов, связанных между собой разноуровневыми переходами… Признаться, мерзкое и отталкивающее впечатление произвёл на меня этот хренов МГИМО. Как Варике всё это может настолько импонировать, ума не приложу? Я бы бежал оттуда без оглядки в первый же день куда подальше, в какое-то хотя бы более очеловеченное заведение! Я-то думал, что в настоящий дворец, храм науки попаду, а тут... Вот и убедился, МГИМО – говно! Прости, Господи!
Но и отрицательный результат – тоже по-своему хорош. Значит, можно смело смириться с ситуацией и закрывать «тему». И просто не дёргаться со всеми этими своими идеями-фикс о какой-то мифической встрече. Короче, абстрагироваться нужно. Всё, хватит дурковать! Я был очень зол... И, конечно, что скрывать, немало расстроен увиденным и прочувствованным.
Совсем разбитый и злой вернулся я обратно, ещё и на ночь глядя. Сразу проскочил на кухню. Стол после недавнего ужина ещё не был убран. Ждали моего возвращения. С порога накатил себе с полстакана водки, и одним махом жахнул с досады. Тут из балкона, после перекура, возвратились отец с дядей Валерой. Правда, отец сразу пошёл в комнату и затеял какой-то разговор с тётей Раей. А вот дядя Валера по простоте душевной ещё и подколол слегка.
- Ну, что, гардемарин, как съездилось, стоила ли игра свеч? Нашёл эту самую «алма матер» наук дипломатических? Какие родились впечатления?
«Да что же это такое?! И дядя Валера туда же, «загардемаринил» меня вовсю! Что-то здесь совсем не то!.. Ой, неспроста всё это!..» - с некоторым недоумением подумалось мне, но насчёт этого я всё же промолчал.
- Дядя Валера, хотя бы вы не сыпали мне соль на раны... Впечатления? Извините за голую прямоту – полная и конкретная ж…па, если не сказать хуже. Будь у меня такая возможность, разбомбил бы я и эту самую «альму», и «матерь» в придачу, к едреней фени, не задумываясь!
- И что так? – не унимался космонавт-конструктор, неподдельно оживившись.
- Потому что нормальные надо воздвигать заведения учебные, человеческие, понятные всем. Тем более с такими солидными претензиями. Чтобы любому было всё чётко и ясно. А не какие-то муравейники бездонные, черти бы их побрали! С этими их дурацкими переходами и галереями бессчётными... Там ведь адекватному человеку не разобраться ни в жизнь! Можно безуспешно пролазить полдня, если задумаешь искать что-то!.. Да просто затеряешься на раз!..
- Э-э, братец, в эту, как ты изволил выразиться, ж…пу, полстраны таких, как ты, пролезть мечтает. Ну, а на счёт муравейника, то тут ты, конечно, прав. Я как-то, было дело, по своим делам туда забредал, пару лекций у меня там было. В самом деле, с непривычки сам потерялся. Студенты – народ пытливый и находчивый, к тому же быстро адаптирующийся, так что все привыкают ко всему. Даже некоторый смак в такой компановке находят. А ты, как я понял, неспроста туда наведывался, дела амурные позвали?
Тут уж я напрягся слегка.
«Ну, точно, отец уже «поделилися» моими былыми «подвигами» на скользкой сексуальной почве. Вот ведь трепач! Кто его за язык дёргал?.. Я, конечно, уважаю дядю Валеру. Но к чему вот так запросто фамильные секреты разбазаривать?» - промелькнули у меня гневные досадно-неприятные мысли.
Я, конечно, не стал скрывать от родителей, что у меня возобновились отношения с Варикой на финише 10-го класса. Тем более что они как-то замечали меня с ней пару раз в городе. Стало быть, сделали для себя кое-какие выводы. Но о подробностях своих сердечных дел я с ними не особо распространялся.
- Можно так сказать – на разведку ездил. Рекогносцировкой занимался, на местности. Не зря же я в армейские дела пытаюсь носом зануриться. Пока что мною движет чисто спортивный интерес. Что, где, когда? А если честно, очень волнуюсь за свою подругу, которая сейчас там на поступлении. Совсем бы не мешало поддержать её... Но понял, найти её, да ещё и в таком бардаке, как это грёбанное МГИМО – полнейшая химера. Слишком уж там «тесно» от избытка народу. С другой стороны, ни телефона, ни тем более адреса, где она квартирует в данное время, у меня, увы, нет. Не догадались, а точнее, не задумывались по простоте душевной о возможном случайном варианте встречи здесь, в Москве.
- Любовь, значит, говоришь?.. Девушка-то, действительно, стоящая?
- В том-то и дело! Ещё какая стоящая! Отец, я так понимаю, её расписал уже? И, наверное, всю историю нашу выложил во всей красе?..
- Да уж, не буду скрывать… Хороша история! Классикой прямо попахивает!.. Шекспир отдыхает!..
- Давно, когда-то, действительно, попахивала, но в своё время вся вышла... Однако с полгода назад снова возобновилась, правда, пока только на платоническом уровне, исходя из медицинских соображений с её стороны, - я сейчас намеренно не стал брать во внимание развитие наших с Варикой отношений в последнюю неделю.
«И чего это я настолько разоткровенничался? Надо бы язычок свой слегка попридержать... Хотя что уж тут?.. Отец всё одно меня «рассекретил». Да и дядя Валера вроде мужик с головой светлой. Глядишь, выужу для себя что-нибудь умного», - думал я.
Не доводилось мне до сей поры с кем-то из посторонних прорабатывать свои жизненные проблемы.
«Может, это и не совсем правильно было с моей стороны - в себе постоянно замыкаться, в собственном соку вариться? Всё же «свежий» взгляд с нейтральной позиции, чем чёрт не шутит, тоже может быть полезен. Особенно, если он, действительно, не заангажированный. А уже моё дело, принимать его близко к сердцу или нет. Опять же мне по жизни и не с кем было делиться своим кровным, возможностей таких не представлялось», - далее размышлял я.
- А, давай-ка, братец, мы по маленькой, под разговор наш интересный и откровенный, – предложил хитрый дядя Валера и потянулся за «Посольской», продолжив. - Ты, Славик, меня извини, конечно. Я, вероятно, слегка по-медвежьи вторгся в твою деликатную тематику. Но уж больно «зацепила» меня твоя грустная любовная история. Очень бы хотелось тебя как-то чуточек поддержать…
Тонким, однако, психологом он оказался. Заметив, что я несколько задумался, совсем не поспешал «грузить» меня выше крыши. Разобрался, что для меня это слишком «тонкая» сфера. Аккуратно разлив по стопочкам, нанизал на вилку солёный груздёк и протянул мне.
- Ну, за твои успехи на предстоящих экзаменах, дружище!
- Спасибо на добром слове, и вам - всяческих.
«Действительно, совсем не та водка, что мы дома у себя хлещем. Мягкая такая, без закуски пить запросто можно», - проглатывая благородный напиток, думал я, закусывая грибочком.
- Ты поел бы хоть немножко, а то забалдеешь ещё...
- Дядя Валера, я уже тренированный, за меня не волнуйтесь. А поесть ещё успею.
- Девушка твоя, как считаешь, чувствуешь сам, любит тебя? – родственник продолжал меня настойчиво прощупывать.
- Не сомневаюсь ни на йоту. Даже малюсенького повода за всю нашу долгую историю не давала мне усомниться в этом. Мы не просто знаем, мы уже любим друг друга ни много ни мало вот уже шесть лет, с определённым перерывом, конечно - отпарировал я.
- Да, приличный стаж получается, очень приличный... А, скажи, последнее время что-то в ваших отношениях тебя не настораживает?
«Вот старый лис, конечно, настораживает... Меня всё в ней настораживает и конкретно напрягает. И ты, дядя Валера, своими вопросами тоже, прости, напрягаешь... Но посмотрим, что дальше будет?».
Я пока оставил его вопрос без внимания. Конечно, с недавней дороги я всё ещё был настроен несколько агрессивно. Но, немного поразмыслив за столом, всё же решился довериться в край «любопытному» родственнику. Тем более он явно определённо был уже в моей «запретной теме», «благодаря» чрезмерно «заботливой» батиной «поддержке».
«И совсем не просто так дядя Валера устроил мне пристрастную беседу-допрос, а уж точно по просьбе отца. Явно сговорились, то-то он сразу отчалил от нас. Но, мало ли, вдруг здоровое зерно прорастёт в нашей душещипательной беседе? Вот только подстраховаться на всякий случай не мешало бы», - продолжал прикидывать я.
- Дядя Валера, прежде чем решиться продолжить с вами нашу беседу в серьёзном русле, могу я вас попросить об одной очень важной для меня вещи?
- Не вопрос, говори, конечно.
- Я уже не маленький, понимаю, не случайно мы тут с вами пытаемся «копья поломать» по моему поводу. Здесь, я чётко прослеживаю, явно заложен скрытый интерес и понятное любопытство моих родителей. Понимаете, я, конечно, мог бы вам довериться. Но только Вам! Вижу в Вашем лице достойного и здравомыслящего человека. Но у меня имеется одно непременное условие, просьба, что ли. То, что я вам сейчас выложу, а говорить я буду об очень серьёзных и интимных вещах, должно остаться только, подчёркиваю, исключительно между нами. Об этом не знает абсолютно никто, не говоря уже про родителей моих. В курсе только я и Варика. Ну, Варвара, моя девушка, ну и, понятно, её родители. Это наша личная с ней тайна. Я вас очень прошу, если вы к этому не готовы, то, считайте, никакого разговора у нас с вами вообще не было.
- Славик, за кого ты меня принимаешь?.. Могила, безусловно. Я умею хранить чужие тайны. Можешь на меня положиться. Давай, ещё по пару капелек? Ну, Морозов-младший, крайне меня ты заинтриговал, братец. Давненько я психологическими ребусами подобной сложности не занимался... Чувствую, совсем непростой разговорик нам предстоит. Ты как, не возражаешь? – он уже держал наготове бутылку, слегка наклонив её над моей чаркой.
- Смелее наливайте, со мной всё о-кей!.
Мы опрокинули ещё по одной, и я, разумеется, в общих чертах, упуская, конечно, особо пикантные подробности, поведал милейшему дяде Валере историю трагических событий, происшедших с моей любимой в её 16-летие и последующие наши отношения, вплоть до сегодняшнего дня. Зацепил и более ранние наши «болевые» точки.
Родственник мой по ходу моего повествования всё больше и больше мрачнел и всё время непроизвольно порывался покурить на балкон, потому как в своих руках перемял чуть ли не полпачки сигарет. Такое впечатление на него произвела моя сердобольная история.
По окончании моего рассказа воцарилась мёртвая тишина. Двери кухни были, естественно, закрыты. До нас практически не доносились звуки из комнаты, где находились тётя Рая с отцом. Лишь отдалённым рассеянным звуком слегка фонил включенный в их комнате телевизор.
Всё время, пока я вёл рассказ, он, проникшись моим волнительным повествованием, практически не шевелился. Наконец, дядя Валера «очнулся», схватился за бутылку, и плеснул себе и мне уже не стопочку, а с полстакана водки, и одним махом опрокинул стакашку. Я тоже немного пригубил.
- У-фф! Ну, и ну-у!.. Ты меня, Славик, грешным делом, извини. Я, поначалу, думал, от тебя какую-то белиберду детскую услышу, глупость подростковую, не стоящую и выеденного яйца… Да-а... Думал, меня ничем уже не удивить в этой грёбанной жизни... Столько всего дерьмового перевидал на своём веку и понаслышал... Но, признаюсь, ты меня сразил наповал глубиной трагизма своей истории. Спасибо за откровенность. Ещё раз тебе обещаю, отец из меня ничего не «выжмет». Не волнуйся. Однако взрослая же сейчас на редкость растёт нам смена, ничего не скажешь... И боевая не по годам. Ведь с виду по тебе и не скажешь, что ты ухарь-то такой. А подружка твоя – ну-у, глыбища - не обмерять. И мудра не по возрасту. Ты, конечно, тоже не дурень, парень. Недооцениваем мы детей своих совсем... Нет, надо бы мне выйти покурить... А ты как раз покушай, пока я хожу...


Часть 3. Советы Доброхотливого Дядюшки

Но аппетита особого у меня не выходило. Доглотнув свой стакан, вяло поковырялся в тарелке.
Родственник возвратился минут через десять. Сколько он выкурил сигарет, не знаю. Тем не менее, вид у него всё одно был крайне озабоченный.
- Так ты мне, дружок, и не ответил на мой вопрос, насчёт настороженности твоей в ваших отношениях с Варварой... А ведь это, на мой взгляд – ключ ко всему. Так есть она или её нет?
- Что я могу ответить? По большому счёту, главная моя настороженность, это - идиотская неопределённость в наших отношениях, их перспектива, точнее сказать, отсутствие этой самой обнадёживающей перспективы. Меня очень серьёзно пугает предстоящая наша неминуемая долгая разлука, когда она будет учиться здесь, в Москве. Если меня не будет рядом с ней, то это, я чувствую, будет равнозначно разрыву. Ну, а что касается последнего временного периода, то я ведь прекрасно понимаю её текущее моральное и психологическое состояние после всех, в том числе, и сугубо медицинских проблем, и, главное – нормально его воспринимаю. Но почему-то всё последнее время, пока мы были вместе, меня не покидало ощущение некоего дискомфорта в наших отношениях, какой-то постоянной искусственной натянутости, которые длятся без малого с полгода, с момента нашей взрослой встречи. Понятно, наложили свой отпечаток и моя продолжительная болезнь с последующей за ней операцией, и концовка школы. В общем, скомкано как-то проходили наши последние свидания. Не знаю, может, я такой мнительный стал?
Конечно, не стану скрывать, в этот период сильно допекал меня к тому же наш сексуальный временной застой. И она это всё, понятно, не могла не чувствовать. Тем не менее, не форсировала главного для меня, для нас события. Вы, конечно, понимаете, о чём я... В то же время не могу не заметить, как она с прежней преданностью, заботливо, чутко и нежно ко мне относится. И когда говорит, что любит, у меня абсолютно нет никаких сомнений в этом. Я, действительно, вижу, и, что самое главное, чувствую, что это – сущая правда. Не тот Варвара человек, чтобы играть в какие-то недалёкие, глупые игры со мной. Совершенно ни к чему это ей. Не в её характере. Вот такие парадоксы...
- Знаешь, я вот что хочу тебе сказать, Славик. Женщины, не в пример нам, мужчинам, сверх меры чувствительны и несравнимо мнительны. Порой даже самая мелочь имеет для них, в отличие от нас, архиважное значение, выводит из равновесия, создаёт им дискомфорт. Да ты и сам, столько времени проведя с Варварой, мог наверняка не раз в этом убедиться. Поэтому мой тебе совет, дорогой, не грызи себя пока напрасными подозрениями. Они, на мой взгляд, совершенно беспочвенны. Ты не должен сейчас ерепениться, а наоборот, успокоиться, остыть, смотреть на вещи проще, легче, с холодной головой и со здравым рассудком. И, естественно, не раскисать преждевременно, как кисейная барышня. И, что немаловажно, не паниковать. Паника, скажу тебе – плохой помощник во всём, а в таких тонких делах и подавно. Правильно она тебе сказала, что только время рассудит всё. А иначе, как же? Тут необходимо аккуратно разложить всё по полочкам, проанализировать.
Ты же внимательно посмотри, в каком нынче она состоянии и положении!.. Здоровье физическое – подорвано? Подорвано. Это раз. Теперь с психологической стороны. То, что с ней произошло, это даже представить себе немыслимо! От таких потрясений большинство потерпевших всю жизнь не могут до конца очухаться! Просто потолочный шок! Это – два. Уже этого - обычному, нормальному среднестатистическому жителю – запредельно, чудовищно много! И, безусловно, третье. Разрушение вашей общей, выстраданной мечты о нормальной счастливой человеческой семье, где бегают и щебечут дети на радость вам... Это же целый мир, которого она лишилась в одночасье! Да такая потеря любого человека вышибает из седла на раз! А она ещё настолько юная и пока беззащитно ранимая, и уже настолько несчастная... Зато, посмотри, какая Варвара мужественная, сильная и стойкая личность! Именно личность! Другая бы давно руки опустила, голову пеплом посыпала. А она? При всём при том ещё и не отрешается от струи жизненной. Видишь, школу с медалью золотой вытянула, языков кучу по-выучивала, поступать тянется в солидное заведение. Таких как она не часто можно встретить. Таких как Варвара – единицы.
Славик, дай, конечно, тебе бог такую боевую подругу по жизни. Но, насколько я понял из твоих слов, вы сейчас стоите на перепутье. Или – или... Вот здесь я тебе уже прямо могу сказать, насильно мил не будешь. Ты, наверное, и сам это отлично знаешь. Варвара твоя – великая умница, каких поискать. Я так думаю, с её стороны бездарных, глупых и сиюминутных или конъюнктурных решений не будет. Она – человек фундаментальный, основательный. Мой тебе добрый совет. Не дави на неё. И прими достойно и с честью её, я уверен, стопроцентно правильное, выстраданное решение. Будь настоящим, сильным мужчиной, каким бы ни было оно, это её решение для тебя. Выбирать в конечном итоге, как вести себя, придётся, конечно, тебе самому, дружище. Я только высказал тебе своё честное и беспристрастное мнение. Как я это понимаю, исходя, разумеется, из рассказанного тобой. Взгляд со стороны, так сказать. А, вообще, я по-светлому, по-настоящему тебе завидую. Тебя любит на редкость умная, неординарная, удивительная, особенная девушка! Гордись, дорогой мой, Вячеслав Морозов! Ведь есть чем!
Он закончил свою «пламенную» речь и снова потянулся за бутылкой, разливая остатки по стопочкам. Так и «приговорили» почти полнёхонькую, и не заметили.
«Хотя вроде ни в одном глазу... Ну, и водка!.. Странная какая-то... Пьешь её, пьёшь, и не пьянеешь совсем… А может, это зависит от состояния организма и настроения? Скорее всего, так...» - снова подумалось мне.
Дядя Валера сидел в задумчивости, будто что-то вспоминая.
Во мне поползли некоторые критические мысли.
«Ты, смотри! Ну, точно как по-писанному говорит... И хорошо, что я ему не договариваю всего до конца. Ведь то, о чём он говорил, это было справедливо до последней нашей недели. Всё правильно говорил. Ход мыслей дяди Валеры мне импонировал. Но с этим-то я прекрасно и сам разобрался. Но всё равно, молодец, точно схватил и оценил мою ситуацию. Интересно, что дальше скажет?..»
Затем он снова заговорил.
- Знаешь, Славик, мне в своё время, по молодости, помнится, не раз доводилось на кулак сопли наматывать. У меня ж Раиса не первая жена. Были свои нюансы по жизни. Не буду тебя утомлять ими. В конце концов я, по прошествии многих прожитых лет, дошёл до одной простой вещи.
Нет, и не может быть на свете вечной, неизменной, незыблемой и идеальной любви на одном и том же душевном подъёме и высоте. Она, эта любовь, находится в постоянной, ежесекундной трансформации, со временем качественно меняясь, переходя на другие уровни. Главное - не упускать того накопленного доброго багажа и не распылять попусту свои чувства. Каждый новый уровень характеризует новый жизненный этап. Они по-своему прекрасны и желанны, если, действительно, построены на честных отношениях и постоянно подпитываются искренними чувствами.
Конечно, по молодости всё проистекает очень бурно и ярко, потому что по большей степени замешано на сильнейшей влекущей сексуальной тяге друг к другу. Этот период у каждой пары может быть по-разному долог. Но по мере течения времени сексуальный импульс рано или поздно, несколько притухая, уступает место более осмысленным, глубоким и спокойным отношениям. Как правило, этот период характерен появлением в таких семьях детишек. Именно дети стабилизируют их отношения, не дают им остудиться окончательно, и выводят их на новый уровень, более качественный. Они вместе растят, холят и воспитывают потомство, видя в них продолжение себя, глубоко проникаясь единой житейской целью, гармонично выстраивая в надёжном русле свои взаимоотношения. Я, говоря про всё это, подразумеваю нормальных людей и нормальные семьи. Такие семьи, как правило, прекрасно себя чувствуют, а партнёры по жизни, понятно, к любви своей добавляют ещё и уважение друг к другу. А когда дети, повзрослев, покидают их «гнездо», обзаводясь уже своими детьми, тогда наступает последняя, заключительная фаза их жизненного цикла. Она характерна, как взаимным уважением, так и духовной преданностью друг к другу. И уж тут-то на главную сцену выходят внуки, которые становятся самым важным их смыслом жизни. Всё очень понятно в этом простом жизненном механизме. А вот теперь, попробуй, вычлени из этого непрерывного круговорота жизни такую важную для каждого цепочку как «дети». И всё сразу валится, разрушается. Такова правда жизни. Это всё одно, что из нашей Останкинской телебашни убрать одну из её опор. Она же ведь сразу рухнет, завалится. Вот так и здесь.
Славик, я к чему это всё веду, к чему подвожу тебя? Чтобы ты понял, дружище, что у вас с Варварой может в итоге случиться всякое. Вплоть до окончательного разрыва отношений. А ты обязан быть к этому внутренне готов. Тогда просто легче всё перенесётся.
Он замолчал, давая мне возможность до конца осознать всё, им сказанное.
«Ну, и дядя Валера! Ну, голова! Смотри-ка, как я в точку попал! Прав всё-таки оказался, что доверился ему, хоть и сомневался поначалу. Как красиво он всё мне расписал, разложил, растолковал. Вот ведь умище! Буквально глаза мне открыл на всю ширь. Всё стало настолько просто и понятно, исходя из его слов. Действительно, пора мне уже угомониться, успокоиться. Зачем «икру метать»? Надо отдаваться моменту. Придёт тот день – появится и пища. В самом деле, насильно мил не будешь. Чему быть – того не миновать. Можно сюда и ещё с добрый десяток высказываний присовокупить, в таком же духе. Короче, взрослеть вам надо по-настоящему, Вячеслав Павлович! А не истерить, как ребёнок…» - делал я про себя резонные выводы, а уже вслух высказался.
- Да-а, я и не подозревал, что вы философ такой! Рад я очень нашему такому серьёзному разговору. Он для меня оказался премного полезен. Кое на что я по-новому взглянул, оценил по-иному, многое понял. Огромное вам спасибо! Очень помогли мне перебороть себя. Знаете, несколько легче мне на душе стало...
- Это хорошо. Кушай на здоровье. Однако знаешь, как и везде, и всегда, имеется ОНО, это злостное НО... Не хотел поначалу тебе говорить, чтобы не расстраивать, но всё-таки, наверное, скажу. Раз уж мы всё начистоту и до победного... В девяноста процентах случаев, Славик, первая любовь, родившаяся ещё в ранние или школьные годы, не выдерживает дальнейших жизненных испытаний. Либо сама по себе проходит, либо рушится по разным причинам, либо её кто-то со стороны разрушает. Вот такая вот «славная» статистика. И отсюда делай выводы. От души желал бы тебе остаться в тех, остальных 10-и процентах!
- Ну, вот, и вы со своей ложкой дёгтя…
- Эх, молодняк-молодняк. И где мои 17 лет?.. Ну, что, поздно уже, пойдём-ка в кроватку. Все уже, наверное, давно дрыхнут – он, поднимаясь и открывая дверь, пропуская меня вперёд, игриво прошёлся рукой по моей шевелюре, подталкивая в комнату.
Отец уже давно спал. Нам с ним постелили на одном диване. Я ещё долго лежал, тихо ворочаясь, не в силах заснуть, всё ещё «пережёвывая» наше общение с родичем, анализируя и выискивая какие-либо слабые места в них или какие-нибудь зацепки. Но их так и не находилось. Всё было реально по делу. Всё было предельно верно.


На следующий день рано утром, а это была суббота, мы все дружно поехали на их дачу, в Подмосковье. Она находилась в 50-и километрах от Москвы. «Пилили» мы на электричке часа полтора. Это был небольшой участок, со всех сторон огороженный лёгкой деревянной изгородью, недалеко от леса и небольшой речушки, с уютным аккуратным деревянным домиком. Как в сказках, на картинках. Деревьев было не много - несколько яблонь. Зато было много дико растущих цветов. Имелся и небольшой огородик, где сама собой пробивалась какая-то зелень многолетнего плана, вероятно, высаженная давным-давно. Ни тебе традиционных огурцов, ни помидоров, ни других каких посадок, столь характерных нашим южным дачным угодьям. Родственники не были заядлыми дачниками. Делали набеги туда лишь временами. Просто порой отдохнуть от городской суеты. Поэтому территория не была густо засаженной. В основном это были зелёные травяные лужайки, правда, несколько заросшие. Мы с собой привезли еду и накануне заранее заготовленное промаринованное мясо для шашлыков. Понятно, сразу вплотную ими занялись. Я и дядя Валера. Мне он доверил приготовление огня в шашлычнице, точнее, жарких углей, а сам занимался доводкой мяса, а после нанизывал его на шампуры.
Через пару часов мы уже сидели за столом, непосредственно на свежем воздухе, блаженно пожёвывая ароматное мясцо, запивая его красным вином. Жарко не было. Потому как небо было затянуто облаками. Даже слегка дождичком запахло. Но бог миловал. Дядя Валера, впрочем, как и тётя Раиса, оказались на редкость замечательными рассказчиками. Оказывается, где только родственники наши не побывали?!... Носило их по всему Союзу. Даже на Чукотке были и на Дальнем Востоке, ездили на озеро Байкал. Бывали и в Крыму не раз, и на Кавказе, и в Прибалтике. Каждый год отправлялись куда-то в новое ещё неизведанное место. Чаще - один дядя Валера с друзьями, но нередко и вместе с тётей Раей. Чем им ещё заниматься? Дочку «в люди» вывели. Вот уже близка её свадьба, как только диплом получит. На зарплату – грех жаловаться. Проблем житейских – никаких. Живут в своё удовольствие...
Ещё дядя Валера здорово играл на гитаре семиструнной, просто виртуозно. Это было его хобби. Хотя нигде игре не обучался профессионально. Был самоучкой. Слухом отличался ювелирно тонким, музыкальным, к тому же голосом обладал замечательным. Мог на инструменте изобразить любую, даже совершенно незнакомую ему мелодию, стоило лишь её напеть. Причём не просто бренчал, как на балалайке, а исполнял мелодично, с переборами, как типично профессиональный музыкант.
Тётя Рая рассказывала о своей «весёлой» работе в посольстве. Она там - самая главная по всему обслуживающему персоналу, в основном из наших соотечественников. Но и иностранцев под ней немало ходит. Всех в строгости соответствующей держит. Но одновременно успевает и со швейцарцами «воевать», прививая им наш менталитет. Она уж точно это умеет. Ей очень даже охотно верится. Серьёзная женщина, с ней особо не побалуешь. ЧуднЫе они, эти иностранцы… Весело ей с ними! Она в посольстве этом - старожил, трудится уже больше 20-и лет. Чуть ли не с институтской скамьи. За это время пережила уже шестерых разных послов. Поначалу, пришла рядовым сотрудником. Но этот, последний, её очень ценит, уважает и в обиду не даёт. Ну и, само собой, поощряет, соответственно. Вон, какая одежда у них добротная! Вся - на загляденье, фирменная, заграничная. Оно и понятно. Оба работают в таких солидных учреждениях. Да и вообще они, без сомнения, молодцы! Заслужили такую жизнь своим трудом самоотверженным. Кстати, оба в совершенстве владеют двумя языками – английским и французским – без этого им нельзя. Интеллигенты высшей гильдии, в то же время совершенно просты и искренни в общении. Интересно с ними.
Короче говоря, чудно мы посидели и отдохнули, душевно.
Обратно возвратились под темноту. Долго на этот раз не засиживались за столом. Нам на завтра предстоял ранний отъезд в расположение летнего училищного лагеря. Так нам специально по срокам было и надо. Именно в последний приёмный день. Какие-то свои «раскладные» хитрости. Хоть и воскресенье, но Приёмная комиссия работала без выходных. С понедельника регистрация официально и беспрекословно прекращалась.
Засыпал я тяжко, на душе продолжали кошки скрести. Вот когда наконец нахлынули мысли о завтрашнем тревожном дне. Как оно там всё станется и срастётся?..

…И вновь я сражался со скатом... Совсем не желал он мне сдаваться в этот раз, как я ни пыжился... То ли я не в ударе был... Достал-таки он меня своим шипом на хвосте, поразил своим мощным зарядом. Медленно и плавно опускался я, стелился на дно песчаное…

Ну, вот теперь сразу и разложилось всё на свои места, развиднелось моё ближайшее будущее, в общем, стало всё исключительно прозрачно с этим моим мутным поступлением!.. Стоит ли игра свеч?!... А что же ещё может предвещать мне этот предельно понятный вещий сон?..



Продолжение в Главе 20.....

Главы 20 и 21 (окончание повести) искать в этой же теме на 2-й странице.

Ответить Пред. темаСлед. тема
  • Похожие темы
    Ответы
    Просмотры
    Последнее сообщение